Просмотрено - 117

Текст выступления Павла Сигала на Приднестровском экономическом форуме.

Уважаемые коллеги!

Нужно сказать, что когда читаешь материалы, которые есть в интернете или которые прислали мне из Правительства об экономике, о социальной жизни и вообще о ситуации в республике, это одно, а когда живьем приезжаешь, общаешься с людьми, ходишь по вашему замечательному городу это другое. То выступление, которое я подготовил в Москве, готовясь к этому форуму, оно оказалось ненужным, мне пришлось его радикально переработать, существенно
изменить, потому что многие вещи, о которых я хотел сказать, вы осветили лучше, лучше меня знаете, о многих вещах я узнал впервые, поэтому я подготовил некие тезисы, некий экспресс-анализ вчерашней работы и той ситуацией, связанной с экономикой республики и с теми масштабными реформами, которые вы, я уверен, обязательно в ближайшее время начнете и успешно реализуете.

Ситуация в республике, давайте будем говорить откровенно, и,
собственно, об этом говорит Правительство, тяжелая, идет тяжелый
экономический кризис, он усугубляется и внешними факторами, и
внутренними. Мы должны четко это понимать, и исходить из наших всех
планов и из этого факта. Я не буду анализировать причины, факторы,
которые привели и действуют в отношении этого кризиса, вы прекрасно их знаете лучше меня. Поэтому хотел бы проанализировать те мероприятия, о многих вчера говорилось, я говорил об этих мероприятиях. Однако, все-таки, мне кажется, что складывается некая цельная такая картина, я бы хотел эту картину донести до вашего внимания.

Первый вывод, который можно сделать, исходя из моего знакомства и
работы — несмотря на непростую экономическую ситуацию, все-таки, я
уверен, если правильно и энергично действовать в направлении реформ, они могут быть успешными. Это первый и основной вывод, который можно сделать, исходя из тех программ, которые готовятся, и той работы, которую предполагается провести. Однако, нужно понимать два фундаментальных закона, два фундаментальных правила, которые будут действовать во время ваших реформ:

1. Стандартными методами, как говорил М.С. Горбачев «усилить и
углубить» у вас не получится. Т.е. вам нужны прорывные нестандартные шаги, очень энергичные движения, очень энергичная программа. Это первый фактор, который будет действовать и который необходимо решить. Исходя из этого фактора, необходимы, на мой взгляд, нестандартные подходы к созданию единой экономической среды и нового бизнес-климата, новой экономической и социальной структуры, новых моделей взаимодействия бизнеса и власти. Я считаю, что республика должна поставить перед собой сверхзадачу – создание на вашей территории, если хотите, вот, у меня такой термин – Приднестровского Сингапура, т.е. среды, максимально комфортной и для приднестровского бизнеса, и для бизнеса, который могут создавать инвесторы. Действительно, почему из маленькой рыбацкой деревушки можно было сделать процветающий мировой центр, финансовый и
экономический, почему из отсталого, захудалого китайского острова
Тайвань можно было сделать процветающее государство, которое, кстати, тоже фактически не было признано? Сразу хочу сказать, что говорят, да, Тайваню помогали американцы, но и вам Россия серьезно помогала и, я думаю, и будет помогать, поэтому условия достаточно очень близкие. И мне кажется, что задачи, которые вы должны ставить перед собой, они должны быть серьезные, амбициозные и, еще раз подчеркиваю, нестандартные.

Иначе те вопросы, которые вам необходимо решить, вы решить не сможете.

2. Второй фундаментальный момент. Приднестровской республике для
реформ отведено совсем немного времени. Вот вчера в этом зале мы
дискутировали по поводу «дорожной карты» и один из уважаемых докладчиков сказал, что «первым этапом надо очистить мусор, из дома вынести мусор, а потом уже проводить реформы. Я вчера не сказал, подумал, сегодня скажу, можно, конечно, выметать мусор и дождаться того, что крыша на голову упадет, и там уже не важно, будет она с мусором или без мусора, вот у вас такая ситуация. Мусор надо выгребать попутно или может быть даже после того, как начнется масштабное строительство, потому что там все равно будет возникать свой мусор.

3. Третий момент, очень важный и принципиальный, это касается
руководства республики – должна быть очень сильная политическая воля для того, чтобы проводить эти реформы. Вариант тут один – либо проводятся реформы, и республика успешно развивается и процветает, либо… Я даже не хочу сказать, что будет в случае… Но политическая воля, понимание со стороны и республики, и бизнеса, и граждан, единство в решении этой задачи – это совершенно необходимый третий компонент для того, что сейчас необходимо для Приднестровской республики.
4. И четвертый момент, о котором вчера тоже говорили – это те
преимущества, которые есть перед Приднестровьем. Вот, в России, и «Опора России», и мы уже много лет занимается проведением очень серьезных реформ, создания инвестиционного климата, много удалось сделать. Однако, Россия – большая страна с множеством регионов, с совершенно разным экономическим и людским потенциалом, и поэтому многие очевидные вещи с трехуровневой системой управления – федеральная власть, региональная, местная власть. И поэтому многие вещи, даже, казалось бы, простые и необходимые, принимаются достаточно долго, трудно, и искажаются на пути от идей до реального его решения. В этом плане Приднестровье, являясь компактным небольшим государством, это, с одной стороны, минус – маленький экономический внутренний рынок, но с другой стороны огромный
стратегический «плюс» – он позволяет достаточно быстро и энергично
проводить реформы и контролировать их выполнение. Этим «плюсом» вы должны воспользоваться в полной мере.

Теперь я хотел бы проанализировать те основные направления
деятельности, которые вчера обсуждались и которые еще сегодня будут
обсуждаться, и, которые, на мой взгляд, совершенно необходимы для
решения тех задач, о которых я говорил, и вы говорили. Я буду
перечислять эти направления не по степени важности. Ну, просто я вот в таком порядке их предложил, это не значит, что самое первое – самое
важное, а десятое – менее важное.

Итак, первая задача – это создание сбалансированного бюджета.
Эта задача принципиальна для любого государства, если вы –
самостоятельное и независимое государство, то, прежде всего,
республиканские власти и бизнес, как основной налогоплательщик, должен думать об этом, хотя отвечает за это Правительство, Президент и другие властные структуры республики. Сбалансирования бюджета, как известно, можно достичь двумя принципиальными путями – это сокращение расходов или повышение доходов. Понятно, что невозможно достичь результата, если решать одну из этих задач. Решать их надо вместе и параллельно.

Очень важная и, безусловно, в будущем достаточно болезненная проблема и задача – сокращение расходов. Под сокращением расходов нужно понимать не механическое сокращение… Там, в каком-то министерстве сократили 10 человек, в каком-то 5, уменьшили две комнаты, которые мы занимаем… Это, безусловно, техническая работа, и её нужно делать. Вопрос идет о принципиальном изменении функционала министерств, ведомств и всех органов управления и создания компактного и эффективного государства.

Тогда расходы удастся сократить существенно.

В этом направлении, на мой взгляд, республика начала очень энергично
двигаться, хотя многие вещи еще не проработаны, но это направление
именно не косметический ремонт, а именно существенное принципиальное изменение функционала, еще раз повторяю, многих министерств и ведомств.

И здесь есть очень важный опыт, и, собственно, единственное направление, в котором, на мой взгляд, вам необходимо двигаться. Об этом говорил руководитель Торгово-промышленной палаты, и я считаю, это вещь совершенно необходимая, вчера это нигде не прозвучало, и, как я понимаю, в тезисах «дорожной карты» этого тоже нет, это направление работы, связанное с передачей на аутсорсинг ряда управленческих функций.

Здесь принципиально нового ничего нет, во многих государствах это
делается, и в России, в том числе. Ну, например, в Голландии регистрацию предприятий осуществляет Торгово-промышленная палата. Никакие не министерства и ведомства. Вот, в России нам удалось провести закон, по которому регулирование всего небанковского сектора, а в России небанковский сектор представлен финансовыми организациями, кредитными кооперативами, ломбардами и иным целым рядом других структур. Так вот, регулирование этого сектора будет по закону передано саморегулируемым организациям. Нам удалось провести этот закон, и Центральный банк Российской Федерации, уж на что у нас вертикально выстроена система, согласился и передал надзорные и контрольные функции, вот подумайте, надзорные и контрольные функции саморегулируемой организации. А сам Центральный банк контролирует уже саморегулируемые организации. Вот примерно по такой же модели можно и нужно будет реформировать структуры госуправления – максимальное количество функций передать общественным
саморегулируемым и специализированно созданным структурам. Но не органам госуправления. Это и повышение эффективности, и снижение затрат, ну, и откровенно говоря, уже как бизнесмен говорю, конечно проще, когда тебя проверяет саморегулируемая организация, которая понимает глубину сути проблемы, чем чиновник, даже самый хороший, который эту проблему видит из своего кабинета.

Следующий важный вопрос, который необходимо – это модернизация и переформатирование работы банковской финансовой системы.
Проблема очень серьезная, вы знаете, что финансовая система – это
кровеносная система любой экономики. Многие вещи кажутся неразрешимыми, но поверьте мне, как профессионалу, на самом деле решения есть, они просматриваются. С другой стороны, я вам сразу честно скажу, что и на заседании в Центральном банке некоторые вопросы, которые мы обсуждаем,обсуждаться не будут. Деньги любят тишину! Поэтому тут очень важно в финансовой сфере, как раз, в отличие от других сфер, где нужна максимальная публичность и открытость, в финансовой сфере публичность и открытость нас ждет после того, как решения уже приняты, сформулированы и четко реализуются. Чтобы не спугнуть удачу, не спугнуть деньги, ну, и
не спугнуть потенциальных инвесторов. Но решения, на самом деле, даже сейчас уже намечаются, они есть, они возможны.

Следующий вопрос, о котором много говорили, у меня был в моем докладе посвящен целый раздел, но, насколько я понимаю, республика тут движется достаточно быстро, это модернизация и переформатирование налоговой системы.

Здесь этот вопрос надо более глубоко изучить, но те цифры, которые
вчера озвучили, что с 35% от ВВП, если я правильно понял, налоги будут снижены до 25% — это очень серьезный системный шаг. Могу вам сказать, что в Российской Федерации сейчас налоговая нагрузка на бизнес гораздо больше, чем сейчас существует в Приднестровье. Даже без вот этих снижений.

Поэтому когда вы начинаете ворчать, что высокие налоги, понимайте, что мы – предприниматели России, живем в ситуации, когда налоги еще более высокие. И ничего, как-то живем, работаем. Это не значит, что мы не боремся, не совершенствуем, не снижаем, это все нужно делать, и мы делаем. Но просто здесь надо понимать, что снижение налогов, которое продекларировано, но, я уверен, будет реализовано, оно
неразрывно связано с собираемостью налогов, с выходом бизнеса из тени и, если хотите, с жизнеспособностью и функционированием государства.

Так не бывает – «дайте нам налоговые льготы, а мы все равно будем
работать вчёрную и втихаря»! Я буду предлагать и настаивать на том, что если налоговая реформа действительно будет реализована и создан благоприятный климат для предпринимателей, а там нет предела совершенству, понятно, что все сразу не удастся сделать, то республика должна требовать, это уже дело государства, максимально полного собирания налогов, иначе вы просто не сохраните государство. Нет другого! Если мы с вами осознаем, что мы – налогоплательщики и на наши деньги все здесь существует и будем активно в этом принимать участие, то тогда, вот это есть та социальная ответственность бизнеса, о которой много говорят и в России, и в Приднестровье.
У нас часто социальную ответственность бизнеса подменяют понятием:
«Вот, ты оказываешь благотворительность, ты – социально ответственен».
На самом деле, я думаю, это все ерунда. Благотворительность – дело
добровольное: хочешь – оказывай, хочешь – не оказывай. А вот платить
налоги – это та социальная ответственность бизнеса, которая есть. Так
что, коллеги, не обижайтесь, хотя я ваш, как говорил Киплинг в «Маугли»:
«Мы с вами одной крови, ты и я». Или как у нас в России говорят:
«Заплатил налоги и спи спокойно!» Я принципиально считаю, что если
налоговая система сбалансирована, и бизнес может нормально в ней
существовать, налоги обязаны платить все. Более того, я считаю своими личными врагами тех, кто не платит налоги, потому что я-то плачу налоги в полной мере, и получается, я своими налогами должен закрывать те дыры, которые не платятся всеми. Поэтому во всех успешных и развитых государствах налоговые преступления самые тяжелые. Другое дело – нам не надо путать налоговое преступление, это мы дальше будем говорить, с налоговыми ошибками, и здесь не должно быть соответствующих перегибов, как часто бывает и в России, когда за какую-то ошибку в бухгалтерском учете налоговая арестовывает счета, а потом несколько недель предприниматель бегает и открывает эти счета. Тут разумный баланс. Но платить налоги – это святая обязанность и без этого государства, особенно вашего, выстраданного, буквально, в боях, вы просто не сохраните и не построите.
Ну, исходя из опыта России, я набросал целый ряд пунктов, связанных,
там, с упрощением налогов, с упрощением администрирования налогов, но я так понимаю, в этом вы уже далеко продвинулись, это все у вас серьезно прорабатывается, поэтому эта такая специфическая, тонкая,
профессиональная работа, и я рад, что в этом направлении республика
движется. Понятно, что есть многие, не решенные еще вопросы, однако, все-таки, это уже профессиональный разговор, и мы зафиксировали то, что налоговая реформа необходима, она будет, она приведет к существенному снижению налогов.

Следующий вопрос. Я его озвучу тезисно. Мы в России с этим достаточно успешно и долго работаем, удалось многие вещи решить. Это упрощение регистрации и перерегистрации и ликвидации предприятий. У нас в России парадоксальная ситуация. Мы практически полностью оптимизировали регистрацию и создание новых предприятий. Просто, четко, понятно. А вот ликвидация предприятии – это уже сумасшедший дом. Начиная с налоговой проверки. Предприятие может быть нулевое. Вот вы открыли, понадобилось вам. Сдавали пустые бланки, хотите закрыть. Все. Начинается сумасшедший дом. Камеральные проверки, куча бумаг и т.д. поэтому бизнес должен был придумывать всякие схемы присоединения, слияния и пр. и этих
ошибок в республике надо избежать. Еще раз говорю. Я не знаю как
действует система регистрации, перерегистрации и ликвидации. Но это надо обязательно в программе прописать, это максимально упрощенная система регистрации, перерегистрации предприятия, лучше тут что-то потерять, на каком-то предприятии будут недобросовестные, будут пытаться обанкротить предприятие с долгами, но лучше тут потерять что-то, чем заставлять сотни тысяч предприятий бегать и тратить свое время, время сотрудников профильных министерств и ведомств, и, как я надеюсь специализированных
структур, которые будут работать, хотя вряд ли налоговой системе это
удастся сделать. Поэтому здесь на это надо обратить внимание.
Следующий вопрос очень важный и интересный. Это создание инфраструктуры поддержки и развития бизнеса.
Под инфраструктурой я понимаю и общественные организации. Мы дальше будем говорить и я сегодня буду встречаться, я знаю. Что здесь создается общереспубликанская общественная организация с рабочим названием «Опора» в Приднестровье. Я очень рад. Я жду максимальное содействие и помощь в этом процессе. Это и создание всевозможных экспертных и общественных советов и площадок для взаимодействия бизнеса и власти.
Здесь есть опять же несколько принципиальных моментов.
Первое. Вообще-то создание этой инфраструктуры. Да, сюда относятся и всевозможные госструктуры поддержки, фонды поддержки, гослизинговые компании, корпорации поддержки. Это в России в течение многих лет мы создали систему, которая успешно функционирует. Россия — страна огромная, предпринимателей — 6 млн. и этими программами охвачено только 1-2% предпринимателей. В республике можно создать систему, которая охватит значительно больший процент предпринимателей. Вообще я считаю здесь один важный принципиальный момент в создании структур поддержки
государственных, не должно быть: мы все равны, а кто-то равнее других.
Вот в России из-за больших масштабов и нехватки ресурсов получается так.
Вот есть программа, есть специализированные институты, МСП-банки и корпорации, но денег ограниченное количество, поэтому какое-то
количество предпринимателей может получить льготные кредиты или
субсидированные процентные ставки. А точно такие же предприниматели в большом количестве в такой же области деятельности не могут получить. И получается, что кто-то получает неоправданные преимущества.

Я убежден, что создание системы господдержки должно строиться по
целевому принципу. Вы определите, какие отрасли и какие регионы, или
какие города являются приоритетными, если ограниченные ресурсы. У вас тоже они ограничены. Но в этих отраслях, регионах или в этих
направлениях деятельности, все предприниматели, которые подходят по критериям должны иметь возможность получать вот эту господдержку. Не должно быть принципиально, что подали 100 заявок, 50- хороших, но денег хватает на 25. Иначе нарушается основополагающий принцип равности, конкурентности и справедливости ведения бизнеса.
И еще один принципиальный момент. Вот инфраструктуры поддержки,
особенно в лице общественных организаций, советов, всевозможных площадок для переговоров и дальше я еще скажу – для других целей, они, прежде всего, нужны бизнесу. Совершенно глупая вещь поступает, когда чиновники за предпринимателями бегают, а давайте вот мы создали совет, приходите туда. Если вам это не надо, то не надо. Я считаю так. Если предприниматели сами не заинтересованы, не задействованы и активно не настаивают на создании таких площадок, то и не надо создавать. Это не дело чиновников. У них и своих забот хватает. Не умеете организовываться, не хотите, то и не надо.
Следующий принципиальный момент, который в России частично опробован и в других странах. Это создание инфраструктуры не только поддержки, но и согласования решений и принятие процедуры нормативных актов, касающихся ведения бизнеса.
В России на центральном уровне целиком эту систему реализовать не
удалось, но есть опыт регионов. В частности в Татарстане или в Москве, достаточно длительное время действовала система, по которой создан при Правительстве специализированный совет, куда входили предприниматели, представители объединений, союзов, ученые, чиновники, не только играет консультативную роль, рассматривающий вопросы и нормативные документы, которые разрабатывает Правительство, но и эти нормативные документы должны в обязательном порядке быть согласованы с этой структурой.
Т.е. нам удалось совместить, но достаточно две сложно совместимые
вещи. Понятно, что, как предприниматель хочу сказать, что по большому счету интересы бизнеса и интересы руководителей министерств и ведомств – они противоположны по своей природе. Мы хотим платить меньше, они хотят получать больше, но не себе получать больше, а для решения государственных задач. Для Правительства сложная, но вполне выполнимая задача.
Здесь черт сидит в деталях, т.е. в процедурах. Нам удалось
разработать процедуры, по которым разрабатывается какой-то нормативный акт, он рассматривается на всех этих площадках, где идет взаимодействие бизнеса и власти, вырабатывается какое-то решение. После этого документ поступает в эту структуру и рассматривается уже по формальной структуре.
Если эта структура, у нас это Совет по развитию предпринимательства при Правительстве Республики Татарстан, утвержденный указами Президента и др. Если совет выступил против этого нормативного документа, то он не принимается и направляется на доработку тому ведомству, который его выработал. Как правило, удается согласовать. Не на первом этапе, так на втором.
Конечно, здесь нужны страховочные механизмы, и мы его сами
предложили, чтобы вклинить. Когда надо принять важный документ, а бизнес упирается. Существуют не только интересы бизнеса, но и социальные вопросы необходимо решать. Тогда уже не ведомство, а Правительство имеет право своим решением преодолеть это вето. Поверьте, такая процедура позволяет принимать, на моей памяти такое право вето применялось только раз, хотя мы рассматриваем десятки и сотни нормативных актов. А это очень важно. И роль бизнес объединений становится не только консультативной, но и они становятся вовлеченными в гос управление.

*

Но для этого, я хочу сказать, у вас несколько тысяч, а в России 5 миллионов предпринимателей, активности не очень много, а государственные задачи ждать не могут. Поэтому когда к нам приходил нормативный документ, был строгий регламентный срок – 10 дней. Не рассмотрели, как вчера сказали документ молчаливого согласия, документ считается согласованным. А для этого нужны предприниматели, разбирающиеся в тематике, они должны написать свои предложения, замечания, для этого нужны эксперты. У нас было какое-то количество экспертов платных. Мы их финансировали, и «Опора» работает по этому принципу. Если вы хотите быть независимы, то за свою независимость надо платить. Независимые, в том смысле, чтобы с вами считались как с реальной экономической силой.
Следующий принципиальный вопрос, он тоже, насколько я знаю, будет
обсуждаться сегодня. Это создание прозрачной системы бизнеса,
контролирующейся правоохранительные органами. Вопрос очень важный. Тут есть одна принципиальная задача, которую может решить, кстати, только власть. Вот нам удалось на законодательном уровне в России вопрос этот решить с точки зрения нормативного документа.
Ну, например, в уголовно-процессуальный кодекс была внесена статья,
по которой за экономические преступления, пока не вынесено решение суда, предприниматель не может быть заключён под стражу. Имеется в виду в СИЗО. Может быть выбрана форма залога, подписка о невыезде, даже домашний арест, но в тюрьме он сидеть не должен, поскольку не опасен социально для общества. Норма такая прямая есть. Однако
правоохранительные органы нашли лазейки и, к сожалению, немного
предпринимателей по экономическим преступлениям, ещё не принятым судом, значит, находятся в СИЗО.

Я считаю, что этот вопрос принципиальный, это один из важнейших
элементов стабильности и экономической безопасности. Да, за
экономические преступления должно быть неотвратимое наказание, но только после решения суда. До решения суда человек невиновен, а поскольку он не опасен для общества, мера пресечения должна быть совершенно другой.

Вот этот вопрос, я думаю, что в законодательном формате вы пропишете, поскольку тут каждый из вас кровно заинтересован в этом, кстати, и чиновники тоже. Но соблюдение и правоприменительная практика — тут уж как будет себя вести Правительство и как вы будете настаивать на этом.

Может быть полезно ввести институт, который в России достаточно успешно действует, это институт у нас при Президенте, уполномоченный по защите прав предпринимателей. Я являюсь одним из уполномоченных, у нас это разбито по направления, я вот являюсь уполномоченным по защите прав предпринимателей в финансовой сфере.

Проверки. Очень болезненная тема, связанная с плановыми и
внеплановыми проверками. Опять же, этот вопрос не обсуждался.

Исходя из российского опыта, нам удалось очень много сделать. Ну, в частности, во-первых, система проверок стала публичной и гласной, т.е. на сайте соответствующих министерств и ведомств плановые проверки заранее размещаются. Никаких не должно быть «втихаря» — утром пришёл на работу, а они к тебе прибежали. А вот что касается внеплановых проверок – если это не связано с угрозой жизни и безопасности, реальной угрозы, то у нас проверки внеплановые могут проходить только при согласии прокуратуры.

Когда эту норму ввели, 75 % проверок даже не доходило до
предпринимателей. Просто чиновники даже не умеют документы составлять.

Привыкли: вот писульку написал и пошёл кошмарить бизнес. Вот эта форма очень важная, её надо обязательно прописать и реализовать, а вот уже правоприменительную практику, извините, господа предприниматели, это за вами. Если бы мы жёстко не следили, то опять пришлось бы менять. Вот даже сейчас, когда система вошла в рабочий режим, половина проверок внеплановых до предпринимателей не доходит. Ну и что касается системы проверок, избыточных проверок, проверок начинающего бизнеса — у нас есть, например, в последнее время мы ввели, правда с большим боем, добросовестный налогоплательщик в течение трёх лет вообще не проверяется. Опять же, тут не надо придумывать велосипед, надо брать практики российские, других стран и просто их применять, потому что
проверки они нужны, мы с вами люди творческие и накуралесим такого, что мало не покажется, если за нами не следить, но это должно быть разумно, прозрачно и понятно.

Вчера очень много говорилось по разрешительной документации. Я
считаю, что это один из основных документов, потому что министерства и ведомства живут на разрешительной документации. Вот если удастся эту систему оптимизировать, в принципе, со стороны предпринимателей должно быть максимальное сокращение разрешительной документации, со стороны Правительства – они будут биться за максимальное их сохранение. Вот нахождение компромисса – это как раз и есть. Вот по опыту, то опыт других стран и там разных министерств и ведомств показывает: 50 % разрешительной документации без всякого, так сказать, вреда для государства, для бизнеса и для всего можно убрать, но здесь надо, опять же, не косметически, а радикально решать. Ещё раз говорю – это не касается безопасности, это не касается жизни, взрывоопасных объектов и
так далее, тут, конечно, по уму надо.

Итак, вот эти все мероприятия, я думаю, в той или иной степени должны
быть отражены в «дорожной карте». Я считаю, что те дорожные карты
должны быть всё-таки переработаны по двум основным направлениям:
— во-первых, те целевые показатели и цифры, которые получились в
результате этой дорожной карты за 17 год, они, конечно, нецелевые: 2%
увеличение, 1,5% увеличение – это ни о чём. 2%, я уже вчера говорил,
получится просто статистически, чуть экономически ситуация изменится
или, как один из предпринимателей сказал, средние предприятия разобьются на малые и всё, не надо ничего делать.

— во-вторых, что очень важно, это уже управленческий такой механизм.
164 мероприятия, их надо все делать, но их надо чётко разделить. То есть последуют мероприятия, которые необходимы для решения задач, они должны быть выделены и находиться под особым контролем даже не министра, а, может быть, Премьера или Президента, ну и, конечно, вас, предпринимателей. И все остальные, так сказать, важные пункты, которые тоже надо выполнять, но они не так принципиально важны, потому что, я вчера приводил, вот, допустим, 160 пунктов, ну, жизнь показывает, все выполнить не удастся, вот выполнили 150 – это хорошо или плохо. Вроде бы, статистически, замечательно, а если в десяток попали те, без которых жить нельзя?

Поэтому, мне кажется, вот это реформирование и вот это вот
ранжирование этих пунктов должно быть сделано обязательно. И сам бы я хотел сказать, что реформы проводятся для радикальных прорывных шагов.

Реформа – это не косметический ремонт, по крайней мере для
Приднестровья, это радикальная перестройка экономической, общественной, социальной жизни республики. К сожалению, без этого не получится: ни времени нет, ни сил, ни денег, ничего нет.

Когда я тут в кулуарах слышал разговоры некоторых…ну, не те люди,
которые говорят, они передавали как бы мнение людей, типа:
«Правительство, чего вы нас грузите всякими проблемами, вы давайте-ка увеличивайте доходы, а расходы оставьте как есть». Я бы ответил так: «Нет вопросов, нет проблем. У нас дефицит бюджета, завтра платить зарплату врачам, коммунальщикам, учителям – дай мне денег, и никаких сокращений не надо. Не дашь денег – завтра в поликлинику не пойдёшь, а водоканал перестанет качать воду». И всё. Покажите, где деньги взять. А если не подсказываете, если не знаете, тогда не мешайте, помогайте.

Поэтому аргументация о том, что вы не трогайте…
Вчера, кстати, тоже шла такая дискуссия — государство социальное, и
что более важно: экономическая реформа, экономическое развитие или
сохранение социальных обязательств. Конечно, в идеале должно быть и то и другое. Однако в данной ситуации, как это ни печально осознавать, приоритетом является экономическое развитие и модернизация. Не будет экономики, не будет денег, не будет социальных программ, даже если на бумаге они будут прописаны. Вот мне рассказали замечательную историю, которая произошла на Украине, по-моему на Украине или в Молдавии.
Значит, МВФ заставил, они сейчас по программам МВФ, заставил их поднять тарифы до экономически оправданного мирового уровня. Тарифы резко выросли, население не способно их платить, оно перестало платить. И вот Правительство, так сказать, к этому отнеслось формально — сказали нам поднять тарифы – мы подняли, а то что они не платят – ну тут ничего можем сделать.
Какие, исходя из тех задач, которые мы сейчас проанализировали, какие видятся гарантией роста в ПМР. Ещё раз подчёркиваю, я считаю, что если правильно выстроить систему и всем объединиться, то даже амбициозные задачи вполне посильны и вам можно из республики сделать процветающий экономически благополучный и привлекательный и для инвесторов и для бизнеса регион. Значит, я назову несколько направлений, на мой взгляд, очень важных. Это понятно, что это не полный перечень, однако я считаю, что они совершенно необходимы. Значит, опять же не по важности, а просто
перечень в некотором порядке:
– импортозамещение. Вот сегодня завтракал в кафе, ну, в гостинице,
где я живу. Стал смотреть молоко или сливки покупают на Украине, значит, кофе упаковывается в России, это упаковывается там, сыр откуда-то, то есть я приднестровского не увидел. Ребята, вы живёте в благодатном климате с благодатной землёй. Под импортозамещением почему-то многие понимают «давайте строить ракеты, самолёты». Не надо строить ракеты, самолёты. А вот импортозамещение – это святая обязанность. Если надо, принимайте специальный закон. Но импортозамещение – это одно из направлений, которое поможет вытащить вам экономику при правильной организации работы.
– реформирование системы государственых закупок и имплементации их на малый и средний бизнес, об этом практически не говорилось, не знаю, как в Приднестровье, я просто говорю, как направление, которое необходимо делать. В России было сделано так, что по закону все 20% закупок должно в обязательном порядке проходить через малые компании. Для России это революционная мера и вполне достаточно, вот когда это реализуется, 1,5 триллиона рублей ежегодно должно уходить на малый бизнес. В Приднестровье, наверное, придётся сделать так, что не 20%, я не знаю, это считать надо, может 50, может 70, может 100%, поскольку республика небольшая и госзаказы небольшие. Вот ещё один обязательный драйвер рост.
То есть деньги, которые собираются в виде налогов, частью возвращались к вам в виде заказов;
– приватизация и уменьшение роли государства на экономику. Мы, вот
рядом руководители, разговаривали, есть что приватизировать, тоже
дополнительный источник доходов как раз на переходный период. Ну,
увеличение роли государства в экономике тут вопрос специальный, есть отрасли, где государство должно не просто присутствовать, а быть
единоличным управленцем, хотя оно неэффективно по определению. Тут надо понимать, что эффективнее частного бизнеса мировая цивилизация ничего не придумала, но есть отрасли, где только должно быть государство. Однако уменьшение роли государства, насколько это возможно, опять же, не знаю, как в республике у вас, какие отношения, но в России явно избыточное количество госкомпаний, госкорпораций и госучастия в бизнесе. Этого не должно быть. Причём у нас это всё от федерального до муниципального округа.
Ещё один принципиально важный вопрос, который вчера опять же не
прозвучал, однако по нашему опыту он является принципиально важным. Это информационная поддержка и работа проведения реформ. Вот Гайдаровское правительство плохо закончило не потому что плохо проводило реформы, да, была масса ошибок сделана, а потому что не было никакой информационной поддержки. Реформы всегда болезненны, всегда неприятный процесс. Тихо спокойно жить, конечно, лучше и удобней, поэтому тут это совместная задача и бизнеса, и власти, и СМИ (должна быть мощная ежедневная, постоянная работа со СМИ) и разъяснение сути реформ и убеждение, и дискуссии, не надо бояться оппонентов (надо с ними выступать в открытой полемике), но информационная поддержка должна быть
прямо прописана одним из основных пунктов проведения реформ. Проиграете информационную войну – ничего не будет.

Кадры. Одна из острейших проблем, кстати, не только в Приднестровье. В России проблемы те же самые – это подготовка кадров. Смешная ситуация – у нас готовится огромное количество экономистов и юристов, а хорошего экономиста и юриста-практика не найдёшь. 90% тех, кого готовят, они никому не нужны, и не идут работать по специальности. Вот, казалось бы. Я уже не говорю про жуткую нехватку кадров рабочих профессий, инженерных кадров, хотя сейчас уже произошёл перелом, и вузы готовят инженеров, уже полегче. Но кадровый голод существует и в России, как я знаю, он существует и в Приднестровье. Это вопрос и социальной политики, и экономической, но если реформы пойдут, кадры вы, так сказать, сохраните.

Ну и в завершение я ещё хотел бы сказать более детально про «Опору» в России. «ОПОРА» России создана в 2001 году, существует 17 лет, мы её создали как двухфакторную такую систему, у нас существует ОПОРА это на самом деле не опора (столб), а объединение предпринимательских организаций России, но это можно понимать как и опора всего государства. Наша ОПОРА существует в двойном формате: первое – объединение профессиональных объединений, то есть отраслевые союзы объединили в опору (союз обувщиков, фермеров и т.д.), а второе – это общественная организация, куда уже предприниматели приходят индивидуально.

Руководящим органом этих опор у двух единый – президент, вице-президент и правление, вся инфраструктура. Во всех, у нас регионов, у вас должно быть на местном уровне созданы местные отделения, которые будут работать. Далее, так сказать, когда мы создали инфраструктуру, мы приняли законодательные акты, которые обязывают министерства и ведомства до местного уровня в обязательном порядке при руководителям министерств и ведомств, при главах госадминистраций создавать экспертные общественные советы в обязательном порядке.

Далее. Одно из важнейших направлений – экспертная работа. Мы сейчас приучились, сейчас отчасти мы не настаиваем на формализации того нормативного акта обязательно согласование письменное, сейчас это уже вошло в плоть и кровь. На меня приходят все документы на согласование, и если «Опора» и другие бизнес-объединения против, то он не принимается, а создается согласительная комиссия, и это решается. Конечно, не всегда нам удается отстоять свои позиции, где-то мы проигрываем, где-то выигрываем, но вот эта экспертная работа, она очень важна.

И следующее направление – «Опора» в последнее время стала неплохим, ну, не только «Опора», а и другие объединения, и даже «Деловая Россия», стала неплохим лифтом для предпринимателей. Например, в этом году на выборах в Госдуму шесть депутатов Госдумы – это члены «Опоры», которые под флагом «Опоры» прошли в Государственную Думу. Сейчас Вы доложите по своей фракции, Титов Борис Юрьевич, уполномоченный по защите прав предпринимателей, он – бывший президент «Деловой России».

В России трехуровневая система: «Опора России» – малый и средний
бизнес, «Деловая Россия» – это крупный бизнес и верхушка среднего, и
СПП, «Союз промышленников и предпринимателей» – это, как мы называем, «профсоюз олигархов», это крупнейшие корпорации и крупнейшие компании.

Мы с самого начала решили для себя принципиальный момент – это наша организация и за все мы платим сами! За все 16-17 лет существования «Опоры» мы ни копейки от государства не получили. Это принципиально!

Более того, мы ни копейки не взяли денег от крупных корпораций, желающих очень много, и мы понимаем: один раз дадут деньги «халявные» — всё, независимая организация закончилась! Да, у нас есть система взносов, для членов «Опоры» они относительно небольшие, для руководящих…, я как первый вице-президент «Опоры» вношу очень приличную сумму ежегодно, даже не буду называть, чтобы вы не расстраивались. Мы все платим и сами содержим свою организацию. Зато она наша, мы – сила и с нами считаются.

Спасибо за внимание!

0

Автор публикации

не в сети 2 недели

Kramer vs. Kramer

Kramer vs. Kramer 8
Комментарии: 124Публикации: 123Регистрация: 18-11-2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)