Потерянный Коноплев

PMRF_26

 

Ya-Roman-KonoplevСтоило только Коноплеву уехать из Приднестровья, как только от него и слышишь: «Форматная оппозиция! Форматная оппозиция!». В парке митингуют против блокады интернета – «Форматная оппозиция»! Бергман судится с Сафоновым – опять «Форматная оппозиция»! Хотелось бы, чтобы она у нас была. Но для этого надо много поработать!

Однако Роман Евгенич не только уверен в существовании форматной оппозиции, но  даже очерчивает ее состав и едва ли не структуру. В статье «Борьба элит в Приднестровье. Схватка или имитация»? он пишет: «Противником группы Бергмана и его подопечных является группа, в которую входит крупный приднестровский бизнес, партия “Обновление”, уволенные новым президентом экс-сотрудники Министерства Госбезопасности, а также политологи Андрей Сафонов и Лев Леонов. Политическое крыло группы представляют депутаты Верховного Совета Дирун, Антюфеева и Василатий» Кажется, всех сдал.

Разумеется, Коноплев считает, что схватка элит в Приднестровье происходит понарошку. И это помогает понять, что же он вкладывает в  смысл слов «форматная оппозиция». Термин этот пока не устоялся. Но, судя по  высказываниям Коноплева,  имеется ввиду оппозиция, неким образом формализованная, оформленная структурно, с одной стороны. А с другой, карманная она такая, понарошковая, дурашливая оппозиция, которая на самом деле вовсе и не оппозиция, а одно из сподразделений существующей в Приднестровье власти. Ну, как левая и правая рука у человека. Права рука – это правая, а левая – это форматная оппозиция.

Поскольку в круг форматной оппозиции Роман Евгенич включил и меня, автора этих строк, я должен как-то тут сказать свое слово. Не знаю, что там думает А. Сафонов (мы редко или почти с ним не общаемся), но я в упор не вижу вокруг никакой форматной оппозиции в Приднестровье.  Более того, я  моими малыми силами пытаюсь двигать в Приднестровье  идею формирования не оппозиционных (по определению, деструктивных) , а  государственнических (конструктивных) сил. Предлагаю вот создать Союз государственнических сил на самой широкой базе: и индивидуального членства, и коллективного, и политических сил, и бизнес-структур. Туда может относиться и президент и правительство ПМР, разумеется, если они  работают на укрепление государства, а не на развал его. Словом, объединить людей с одной целью, как в песне поется: «Забота у нас такая, забота наша простая – жила бы страна родная, и нету других забот»

С этой позиции я бы с удовольствием и при полной компетенции поговорил на тему, есть ли у нас государствуеннические силы или их нет. И с большим удовольствием доложил бы: у нас есть государственнические силы! У нас огромные государственнические силы.

Среди этих сил находит свое место и крупный бизнес, чьи интересы на сегодняшнем этапе один в один совпадают с государственническими интересами Приднестровья. А вот тот, кто сегодня пытается уничтожить эти бизнес структуры путем создания конкуренции разных «Фуршетов-Эксимов», явно не понимает, что происходит на нашей земле и вокруг нее. Он начитался Смуэльсена, да и то, похоже, в не лучшем изложении, и талдычит, как попка, про хорошую конкуренцию. И не видит, что конкуренция хороша, когда укрепляет государство. А когда конкуренция разрушает, уничтожает государство – что ж в ней хорошего?

Среди этих сил находят свое место и политические партии и движения. И вовсе не одна партия, как считает Коноплев. Их несколько, и их ряды растут, недавно вот движение новое появилось «Народное единство» называется. Государственническая сила? Государственническая! Не антинародное же единство (я хотел сказать, не «Возрождение» же)!

Среди этих сил находят свое место и политологи, публицисты, работники идеологического фронта, как раньше говорили. И опять же не два человека, как считает Коноплев. К ним  я отношу и самого Коноплева тоже (хотя он уже и почти потерянный для нас человек, но об этом ниже).

А самое главное, к этим силам я отношу народ наш приднестровский, самый замечательный, по-моему, народ в мире, который в труднейших условиях, оставаясь горсткой на планете среди  океана враждебных сил, не спился  и  не скурвился, а вот ставит какие-то непонятные (уже даже рядом, на том берегу Днестра) вопросы  о Родине, о государстве, о чести и верности, о Боге, в конце концов! А другим – «где спать лег, там и Родина» (цитата из фильма «Александр Невский»).

Примечательно, что все эти вышеперечисленные силы никем не руководятся, не направляются. Не формируется нигде, нив каком штабе какой-то единой для них позиции. Они действуют (к сожалению, к большому сожалению!)  совершенно неорганизованно, самостоятельно, исходя из каких-то своих представлениях о добре и зле, о том, что нужно и важно в эту минуту делать и говорить. А делают и говорят так, как будто договорились, как будто есть некая директива.

И это состояние общества, я его называю «самоформирующимся единомыслием»  самое ценное из того, что у нас в Приднестровье на сегодня есть. Это как бы один из признаков революционной ситуации, не учтенных Лениным (ну, помните там: 1) «кризис верхов», 2) Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов, 3) Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс). Первый и второй признак у нас в Приднестровье уже явно присутствуют, с активностью масс пока слабовато. Но оно назревает, поскольку «самоформирующееся единомыслие» — налицо.

Я вот знать не знаю, Р. Сидорова, никогда с ним не встречался и не говорил. Но прочитал его заметку «Отъехавшие» и поражаюсь,  насколько она отвечает и моим мыслям, и моим оценкам.

 Самоформирующееся единомыслие ярко проявилось в период Приднестровкой народной революции 90-х годов прошлого века.  В Вопоминаниях о Манойлове (один из ярких деятелей тех событий) есть такой рассказ. Как Манойлов  однажды вошел в большое, как всегда у нас, молдавское село с одного конца, шел и агитировал за ПМР.  А в это же время с другой стороны в то же село зашел другой человек и агитировал за то же самое. Они с Манойловым друг друга не знали и никогда не встречались. И никто, никакая партия или организация не принимала решения  послать их с такой-то целью в такое-то село.

Нечто подобное Приднестровье переживает и сегодня. Правда, сильно обескровленное и обезлюдевшее, но еще с горячим сердцем и чистыми руками и помыслами. Нет сегодня более важной задачи, чем сплотить эти силы, работать целенаправленно, ликвидировать кустарщину и дублирование действий. Расковать положительную энергию народа. Вдохнуть в него надежду. И победить. То есть отстоять свое подвешенное сейчас на волоске государство – Приднестровскую Молдавскую Республику.

Ну, а что касается оппозиции. Так нет ее, Роман Евгенич. Никакой. Ни форматной, ни неформатной.

Ну, о какой форматной оппозиции можно говорить, если партия «Обновление», обладая почти конституционным большинством в Верховном Совете, ничего не делает, чтобы остановить одного  козла, прошу прощения.

Ну о какой форматной оппозиции может идти речь, если крупный приднестровский бизнес, у которого шмонают магазины и автомашины, мешают работать, устраивают ему конкуренцию (причем она не вырастает сама по себе на недостатках этого крупного бизнеса, нет, ее тянут за уши органы государственные власти на деньги налогоплательщиков) и вот эта организация не имеет  реальных  рычагов влияния ни на правящую партию, ни на  ситуацию в стране, где никто, кроме этого большого бизнеса никаких государственнических задач не ставит и не решает, потому что просто не в состоянии. Коноплев скажет, да крупный бизнес и не хочет в действительности влиять, это все одна шайка. Прикидываются. Как же, прикинешься, когда бизнес останавливается, потому что кому-то надо перекрашивать черных котов в белых, чтобы оправдать свое позорное бестолковое правление.

Ну о какой форматной оппозиции можно говорить, если один из упоминаемых выше политологов, отказался выполнить просьбу другого упоминаемого выше  политолога разместить на своем (незаблокированном!) сайте однострочную информацию о томя. что надо приднестровцам сделать, чтобы техническим путем  преодолеть блокаду интернет-форумов и сайтов, введенную для приднестровцев, в Приднестровье, избранным приднестровцами же президентом Шевчуком. А потом отказался обнародовать иск Бергмана, чтобы оппозиция могла бы каким-то образом участвовать в совместной самозащите.

Ну и так далее.

Что же касается лично Коноплева, то мне очень жаль, что мы кажется его потеряли. Так же как на глазах теряем и Соина. Даже то ценное, что еще осталось в их материалах (критика режима Шевчука) все более и более приобретает совершенно неприемлемую целенаправленность и оскорбительность, о чем так доходчиво написал в своей заметке  и Р. Сидоров.

Вот что, например, пишет Коноплев о его видении будущего Приднестровья в статье

«Геополитическая рыбалка на Днестре. Роль червя»:

«Но чем будет Приднестровье – червем, или чем-то другим? Быть может лучше иметь полноценное признание, но в ранге автономии, гарантированной ООН и ЕС, чем побираться в ранге очень суверенного и вооруженного до зубов червя для подманивания соседей в геополитические проекты? Лучше, на мой взгляд, то, что отвечает интересам населения и бизнеса…

Интересам людей и бизнеса отвечало бы Приднестровье как защищенная демилитаризованная автономия, признанная мировым сообществом. С нормальной легальной банковской системой, чтобы платежи с отметками «Транснистрия» не вызывали в Европе аналогии с какой-нибудь Аль-Каидой, как происходило в последние годы…

Разумеется, Приднестровье имеет собственное лицо, свою индивидуальность. Даже свой собственный, почти одесский акцент, отличный от того, с которым говорят, например, в Кишиневе. Но быть автономным русским и мультинациональным регионом в составе Евросоюза, пусть в отдаленной перспективе, — это достойная цель, которая привлечет в Приднестровье российских предпринимателей, например. А это значит, что в Тирасполь будут направляться деньги не через всевозможных проходимцев-рыболовов, обещающих в Кремле манну небесную, а напрямую, от заинтересованных компаний и частных лиц. Пока же получается, что в других странах ЕС, таких как Эстония, Латвия, Германия, Чехия, Словакия – русские имеют значительную инвестиционную активность. Приднестровье сегодня со своим неопределенным статусом не идет с этими регионами ни в какое сравнение, проигрывает начисто.

Ну а про то, какой жизнью сегодня живут русские пенсионеры в той же Эстонии, приднестровцам, на самом деле, наверное, лучше и не знать. Чтобы не было мучительно больно. За бесцельно прожитые»…

Вобщем, ребята. вы сдайтесь – и всем будет хорошо. Я помню, как в Днестровске в те лихие 90-е годы стоял в очередь за молоком длиной в несколько десятков метров и бабы ворчали: «Да что Румыния! А хоть и Румыния, лишь бы молоко было!»

Как видим, выпуск молока в Приднестровье наладили и без сдачи его Румынии, а вот бабские идеи, как видим, оказались живучими. Детям, что ль передались?

А вот что Коноплев пишет о роли России на постсоветском пространстве. В том числе, в Приднестровье в статье

«Почему Россия не Швеция?»:

“Россия вкладывается в республики СНГ десятками миллиардов. Не только буквально, через кредиты. Но и через разрешение продавать на своей территории разную ерунду вроде алкоголя и продуктов питания, наверное, в сотни миллиардов, если сложить всё выпитое и съеденное за последние двадцать лет жизни в разводе.

Дело не только, как принято иногда рассуждать в Москве согласно плоским клише, в «зависимой продажной элите» отдельно взятой прибалтийской страны. Или группы стран. Со злой обидой некоторые исследователи, военные и политики России пытаются рассуждать о психологии маленьких народов, ищущих к кому бы притулиться. Под крылышко влезть.

Симпатии и любовь соседей не покупаются за миллиарды. Никак совершенно не зависят от общей истории, каких-то там далёких побед под одним флагом, и даже наличия единого для всех языка общения. Искать причину для симпатий у соседних народов следует там же, где у отдельно взятого человека ищут зависть.

В Брянской области есть отдаленные деревни, где доярки зарабатывают по 20 тысяч рублей в месяц. Это уже большой плюс. Это отличный повод для зависти. Если б ещё эти самые доярки ходили по отдельным дорожкам, а не по той же самой проезжей части, где рассекают на полном ходу «Лады Приоры» и «УАЗЫ Патриоты», если б в деревне у такой доярки был магазин торговой сети, нормальный стоматологический кабинет, а в райцентре в полицию набирали вменяемых людей…

Вот тогда, вы, наверное, скажете, это уже будет не Россия, а Швеция. И предложите ещё и в эту полицию набрать, например, шведов.

Россия несколько столетий была частью Западного мира, его неотделимой частью по множеству критериев. (Тут Коноплев просто ошибается, Россия  никогда не была частью западного мира. Более того, западный мир никогда Россию не принимал в свой круг, как бы некоторые из ее властителей к этому не стремились.  Все разрядки-перестройки кончались крестовыми походами Запада против России. Как и последняя разрядка-перестройка. Наше русское общество уже давно от подобных нелепых фантазий избавилось. Стоит только прочитать книгу Данилевского Россия  Европа», написанную не при коммунистах, а  полтора века назад – Л.Л.)  Есть некая логика истории, если её ломать по-живому, предлагая обществу некие другие образцы, Восточного уклада, — общество просто уйдёт на Запад физически, а Россия со временем просто станет духовным и физическим продолжением… Туркмении, например. Вряд ли в виде Туркмении она будет способной вызывать у соседей хотя бы элементарное чувство зависти, разве нет? Кто позавидует Туркмении»?

И эти идейки знакомы, и озвучиваются  уже сотни лет. В трудные времена всегда появляются такие люди и такие идейки

Разрыв с Коноплевым происходит на уровне фундаментальных базовых основ. Уже не удовлетворяют предположения, мол, в нем  боль за Приднестровье кричит, он перехлестывает, чтобы только достучаться до  обывателя. Нет, он сам все больше превращается в обывателя. Коноплев себя сам потерял. Его обывательская позиция и работа становится все менее и менее интересной. И опасной. И вредной. Все эти перепевы и клоны мыслей маленького человека. «Где спать лег – там и Родина», «Хоть и Румыния, лишь бы молоко было». «Куда нам до Европы: со свиным рылом да в калашный ряд»! «Ах, Европа,  проснуться бы в Европе, а не в Брянске, мля»!…

И этот разрыв нарастает. Согласен с Р. Сидоровым: сказывается отрыв от родной земли. Но, по-моему, сказывается и то, что наши государственнические силы никак не могут сорганизоваться. В результате теряем кадры, у которых в прошлом немало заслуг перед народом Приднестровья.

Лев Леонов.

Источник 

или    http://www.uproxy.co.uk/index.php?q=aHR0cDovL3Btci1yZi5ydS9hbGwtYXJ0aWNsZXMvcG90ZXJ5YW5ueWl5LWtvbm9wbGV2

 

0

Автор публикации

не в сети 5 дней

KozheduB

KozheduB 29
Комментарии: 120Публикации: 146Регистрация: 21-11-2012

У этой записи 6 комментариев

  1. Поленовский дворник

    Коноплёв х Воловой = 0,00
    близнецы братья
    папики / отчимы = Фонд Сореса и АНБ
    Пожалейте, не ругайте, ручкиножки мёрзнут, животики кушать хотят, детки за подол дёргают – канючат кусочек хлебушка и планшетник, а то и машинку, жёны с подозрением поглядывают, а герой ли мой то на самом деле? Трудна жизнь мошенника от пера, ох трудна.

    0
  2. Раньше о Леонове ничего не слышал. Сейчас понимаю, пока он есть, у нас еще не все потеряно, тем более, что таких как он наверняка много.

    0
    1. Служба помощи Человечеству (сотрудник)

      Леонов, достаточно известный, крепкий журналист, ещё советский.

      Связей у него по всему бывшему СССР дофига, что меня лично радует

      0
  3. Поленовский дворник

    Не много ли внимания, этому суслику на болотной кочке где то в брянских лесах? ))

    0

Добавить комментарий