МОЛДАВСКИЕ «ГРАБЛИ»

Российская предпенсионерка – 2034: «Помню, что работаю, но не помню где». А может, вместо пенсионного возраста правительство поменять – из молдавского же опыта?..

Пенсионные новации российского правительства, которые взбудоражили общество, Молдавия опробовала еще 20 лет назад. В 1998 г. в Кишиневе была обнародована Концепция буржуазной пенсионной реформы и принят соответствующий закон, который вступил в силу с 1 января 1999 г. При всех 20-летних потугах скрыть буржуазный нюанс это была именно буржуазная концепция, поскольку власть буржуазии по определению не хочет и не в силах решать такие грандиозные задачи масштаба всего общества, как справедливые и достойные пенсии, ЖКХ и отопление в каждый дом, всеобщая качественная медицина, «дешевые» для их родителей дети и т.д. Она может это обеспечить только для узкого круга нуворишей-олигархов и их прислужников, а всем остальным гражданам может только десятки лет морочить голову разными деталями, дополнениями прожектов всеобщего счастья, чтобы потом в конце концов развести руками. Так получилось и в Молдавии. Пенсионеров просто кинули. Поэтому россиянам, пока их в очередной раз не кинули с пенсиями, как кинули в свое время с ваучерами, стоит присмотреться к опыту наших бывших соотечественников с учетом, конечно, особенностей пребывания маленькой южной страны в пространстве и во времени.
ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
В соответствии с Концепцией пенсионной реформы в Молдавии сохранялась одноуровневая, «солидарная» пенсионная система, то есть пенсионные средства складывались в основном из обязательных страховых взносов трудоспособного населения – работников и работодателей – обезличенно в общий котел (тут он называется Национальной кассой социального страхования) для дальнейшего распределения пенсионерам как бы в знак солидарности поколений. Дефицит кассы покрывался из госбюджета.
Однако была введена новая пенсионная формула, напрямую увязывающая (так, по крайней мере, замышлялось) уплаченные суммы конкретного работника с размером его будущей пенсии. Или притязания на размер пенсии уже пенсионера исходя из его прошлых заработков и сделанных в прошлом пенсионных взносов (если это поддавалось учету). Дополнительная формула комбинировала пенсионные притязания, накопленные в дореформенный период, и средства, приобретенные в новой системе.
Короче, сколько ты стоишь, столько и получишь в виде пенсии. Этакая новая железная справедливость для всех. Многочисленные пенсионные надбавки, персональные или служебные пенсионные льготы и привилегии отменялись (по крайней мере на словах).
Одновременно началось поэтапное увеличение пенсионного возраста и страхового стажа, необходимого для получения пенсии по старости в полном объеме (так называемой стандартной пенсии). Пенсионный возраст должен был к 2008 г. подрасти с 60 до 65 лет у мужчин и с 55 до 60 лет у женщин.
По одежке протягивай ножки. Халява кончилась, государство не обязано вас, стариков, содержать, пенсию надо заработать, убеждали народ новые власти. Без гуманизма и прочих соплей. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих.
Но гражданам эта перспектива как-то не очень понравилась. И они в начале 2000-х привели к власти коммунистов. Причем сразу дали им конституционное большинство в парламенте, чтобы проводили любые решения, которые посчитают нужными.
Коммунисты в 2003 г. остановили рост пенсионного возраста, полагая, что проблема не в низком пенсионном возрасте, а в развалившейся экономике, отброшенной в Молдавии на десятилетия после разрушения Советского Союза.
За восемь лет правительство коммунистов укрепило государство, восстановило экономику до уровня последних достижений советской Молдавии, чего больше не удалось достичь ни в одной из постсоветских республик. Размер пенсии увеличили по итогам первого года (2002) в два раза, потом началась регулярная индексация: в 2003 г. – на 19,3%, в 2004 г. с дополнительным повышением – на 50%, в 2005 г. – на 18,2%, в 2006 г. – на 15,5%, в 2007 г. – на 23,7%, в 2008 г. – на 17%, в 2009 г. – на 20%. Всего «при коммунистах» пенсии выросли более чем в семь (!) раз.
Однако 7 апреля 2009 г. в Кишиневе при поддержке Запада и прямом участии Румынии случилось то, что потом, после киевского аналога, стали называть «майданом», – одна из первых цветных революций на постсоветском пространстве. Эти события, а также допущенные коммунистами Молдавии непоследовательность, вихляние, примиренчество и прямые ошибки в принципиальных, прежде всего идеологических вопросах привели к утрате доверия людей к ним, а потом и к утрате ими власти.
Новое правительство альянса буржуазных партий сразу «порадовало» пенсионеров, проиндексировав в 2010 г. пенсии аж на 4,6%. По договоренности, как тут говорят, с международными донорами, а проще сказать – западными папами Карлами, правительство обязалось вновь постепенно увеличивать пенсионный возрастной ценз. А в 2016 г. заключило Меморандум о сотрудничестве с Международным валютным фондом, и повышение пенсионного возраста было Молдавии императивно продиктовано. При этом эксперты МВФ подчеркивали, что в республике на 10 пенсионеров приходится всего 13 работающих и выхода нет, иначе – крах пенсионной системы через пару лет и прочие ужасы в связи с тем, что к 2035 г. пенсионеры в Молдавии, расплодившись на дармовых харчах, станут составлять 25% всего населения.
Практическая реализация нового старого курса была объявлена в конце 2016 г. принятием изменений пенсионного законодательства. Сегодня, через полтора года, можно уже говорить, что из всего этого получилось.СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Пенсионная система глубоко интегрирована в экономику страны, и ее успехи или неудачи не только сказываются на уровне жизни пенсионеров, но и во многом определяют параметры социально-экономического положения и макроэкономической ситуации в целом. Выдаваемое российским правительством за рядовое совершенствование, шлифовку отдельной сферы запущенных проблем, на самом деле является покушением на сущностные основы государства с целью поиска дополнительных источников халявных состояний нуворишей. По сути, протаскивается второе «великое ограбление» народа, по масштабу и по последствиям вполне сопоставимое с «прихватизацией» 1990-х годов. Молдавия все это пережила 20 лет назад.
Ситуацию ярко характеризует такая деталь. После поднятия в Молдавии пенсионного возраста до 57–62 лет молдаване предпенсионного возраста стали перебираться на другой берег Днестра, в Приднестровье, где еще сохранялся советский пенсионный ценз. Любыми путями закреплялись там в сельских заброшенных хатах, в пустующих поселковых квартирах, получали гражданство Приднестровской Молдавской Республики (в ПМР допускается множественное гражданство) и начинали претендовать на пенсию в более раннем возрасте.
Эта миграция создала такую проблему в Приднестровье, что Верховный совет ПМР вынужден был даже рассматривать изменение в свое пенсионное законодательство. Предлагалось установить возраст выхода на пенсию для новых граждан ПМР, соответствующий пенсионному возрасту в тех странах, откуда появились мигранты.
То, что эта проблема была вызвана социально-экономическими последствиями пенсионных нововведений, а не специфическими молдавскими обстоятельствами, подтверждает факт подобной миграции в Приднестровье и предпенсионеров из соседней Украины, где также был повышен возраст выхода на пенсию.
В то же время молдавская реформа показала, что экономическая ее составляющая не содержит какого-то особого содержания, или смысла, или обусловленности, если исходить из декларируемой заботы о благе пенсионеров, а не из заботы о новых источниках доходов богачей. Есть равнозначные экономические аргументы как за повышение пенсионного возраста и трудового стажа, так и против этих мер.
Аргументы «за повышение»:
1) повышение возраста и стажа является наиболее простым способом обеспечения финансовой устойчивости пенсионной и в целом экономической системы за счет снижения расходной части и повышения доходной части пенсионной кассы;
2) на рынке труда снижается уровень дискриминации по возрасту в связи с наступлением пенсионного возраста;
3) в условиях постепенного старения населения, ожидаемого увеличения продолжительности жизни рано или поздно пенсионный возраст и стаж все равно придется увеличивать.
Аргументы «против повышения»:
1) снижение расходной части и повышение доходной части пенсионной кассы в новых условиях произойдет за счет самих людей. Хитрость и обман со стороны реформаторов, в том числе и российских, заключается в том, что государство при этом самоустраняется от исполнения своих социальных обязательств, перекладывая их на самих людей. Спрашивается, зачем тогда содержать прожорливый государственный аппарат, если государство встает на такой путь?
2) из-за тяжелой ситуации на молдавском рынке труда, безработицы (около миллиона молдаван – треть жителей Молдавии – вынуждены мотаться по миру в поисках работы) вброс на рынок труда дополнительных сотен тысяч лишенных пенсии стариков приведет только к еще большему коллапсу этого рынка. Фактически эти сотни тысяч людей вольются в число безработных, которым надо будет платить пособие по безработице. Хитрость и обман со стороны реформаторов, в том числеи российских, – старики потеряют гарантированные пенсии, но взамен получат не заработки, а мизерное и непостоянное пособие по безработице;
3) увеличивать реальные сегодняшние тяготы стариков из-за возможного в будущем повышения продолжительности жизни – это запрещенный прием, вилами на воде писано. Особенно когда правительство (российское тоже в этих вопросах не отстает) играет втемную. Так, материалы молдавской переписи населения 2014 г. о составе народонаселения скрыты от общества, не опубликованы до сих пор. А данные за 20 предыдущих лет (1986–2004) свидетельствуют, что никаких положительных подвижек в увеличении продолжительности жизни в Молдавии не только не произошло, этот показатель даже снизился (у мужчин – на 1,29 года, у женщин – на 0,59 года);
4) паника по поводу возможного старения населения (к 2035 г. – 25% пенсионеров) также мало обоснована. Россия, например, превзошла «страшный порог» еще к 2000 г. и, не меняя пенсионный возраст, платила и худо-бедно повышала пенсии почти 20 лет. И таких стран немало. К тому же со старением общества правильнее, наверное, бороться путем стимулирования рождаемости, поощрением материнства, государственной заботой о детях. А в Молдавии, как известно, детей становится все меньше;
5) у государства есть экономические рычаги пополнения дефицита пенсионной кассы, не повышая пенсионный возраст. Например, сокращение огромной теневой экономики, сокращение экономики гастарбайтеров, выплата белых зарплат, рост пенсионных взносов с них, прекращение немыслимо огромного разворовывания бюджетных средств, утекания прибылей в офшоры и т.д. (Что тут нового для России? Ну разве что по гастарбайтерам?) По данным молдавских профсоюзов, объемы теневой экономики в стране достигают 15 млрд леев (примерно 1 млрд долларов – около половины госбюджета республики), и всего 5–7% этой суммы не только спасли бы стариков, но и держали бы на плаву всю социальную сферу страны.

Но молдавское правительство не ищет легких путей. У него другая задача – не трогать сундуки богачей, не трогать олигархов и их обслугу.
Так, несколько лет назад Молдавию потрясла «кража века» – вывод из молдавских банков за пределы страны миллиарда долларов. Подельники всем известны, некоторые сидят на нарах. Но огромную дыру – миллиард долларов – правительство предложило, а парламент утвердил компенсировать за счет отчислений из госбюджета. То есть не из кармана воров, а из кармана народа.
Разве это не напоминает многомиллиардные санации за счет госбюджета России (то есть из кармана налогоплательщиков) частных банков по их рискованным операциям (при том что риск – оборотная сторона банковского бизнеса) под примитивным оправданием, что если не спасти банки, то стране будет еще хуже? Или историю о том, как бюджетница из Министерства обороны РФ по фамилии Е. Васильева украла из казны более 3 млрд (!) рублей и была приговорена к писанию стихов не так далеко от Москвы, чем она сейчас и занимается?
Вот и не остается денег старикам.

НЕДОВЕРИЕ ГОСУДАРСТВУ
КАК АСПЕКТ «ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ФАКТОРА»

Современные пенсионные системы базируются на разных источниках изыскания денег. Помимо обезличенного солидарного перераспределения средств между поколениями эффективно могут работать и так называемые накопительные системы, когда будущий пенсионер в трудовом возрасте сам себе добровольно создает накопления для последующей пенсии. А чтобы не набивать такими деньгами подушку, рискуя все потерять, применяется страховой механизм: различные пенсионные фонды, компании по страхованию жизни, пенсионные депозитные счета в банках и т.п. Предполагается, что эти инструменты не только обеспечат сохранность пенсионных накоплений, но и путем грамотных инвестиций страховых средств в реальную экономику смогут их увеличить, по меньшей мере, чтобы гасить негативное влияние инфляции.
Удивительно, но этот очевидно выгодный способ в Молдавии абсолютно не прижился, несмотря на многолетние попытки внедрения. Почему? Потому что молдаванин больше не верит своему государству. Ни один молдаванин больше не заплатит ни одного лея ни в какие фонды. Горький опыт его научил.
В Молдавии так же, как в России, была «прихватизация». Только у нас втюривали чубайсовские ваучеры, как мы все помним, по цене трех «Волг» за каждый. А в Молдавии – боны народного достояния, с помощью которых молдаван уламывали вступить во владение тысячами предприятий. И так же, как в России, боновая приватизация обернулась самым подлым и расчетливым государственным мошенничеством, обманом, стала «золотым дном» для нуворишей. Следствием ее стало ограбление народа и появление нынешних миллионеров и миллиардеров.
Боны складывались в инвестиционные фонды (их было создано около 40). Все молдаване стали их акционерами, а сами фонды стали акционерами приватизированных предприятий. Но затем права боновладельцев сконцентрировались в руках немногих «энергичных людей». Государство пыталось что-то вякать, морочить людям голову изобретением разных законодательных способов нормализовать грабеж, но «энергичные люди» уже не обращали на это никакого внимания, а потом и сами прорвались в законодатели. К концу 2010-х гг. в Молдавии не осталось ни одного инвестиционного фонда. Какие-то из них самым наглым и незаконным способом вышли за пределы сферы своей деятельности, ограниченной рынком ценных бумаг, преобразовались в акционерные общества и занялись нормальным капиталистическим делом – получением прибыли. Некоторые фонды были принудительно или добровольно ликвидированы – концы в воду. А люди до сих пор ждут письма счастья с суммой хотя бы мизерных дивидендов.
Разумеется, когда в Молдавии начали агитировать граждан за какие-то пенсионные фонды, снова обещая в будущем «златые горы», никто уже не верил ни секунды. Справедливо полагая, что в конце концов опять появятся олигархи, но уже от страхового бизнеса. Из трех зарегистрированных сегодня в Молдавии негосударственных пенсионных фондов не приступил к работе ни один – а никто же леев не несет.
В этой истории для россиян также нет ничего нового. Не скажу за всех, но я и моя семья вложили наши ваучеры в одно челябинское предприятие и по истечении четверти века после начала приватизации не получили ни копейки дивидендов, ну ни единой копейки. Повторить эти слова могут миллионы россиян.
Примерно аналогичная молдавским складывается судьба у российских негосударственных пенсионных фондов. Правда, их насоздавали побольше (Россия – большая страна) и они успели себя показать так, как и должно было. После банкротств и разного рода махинаций в этих фондах, инвестирования ими собранных средств в некачественные активы в чьих-то интересах начались метания и попытки российских властей хоть что-то сохранить от этого заведомо безнадежного в наших условиях дела.
В 2008 г. произошли существенные законодательные изменения положения этих фондов – укорот, проще говоря. В результате количество фондов резко сократилось – с 250 до 90. Была введена система государственного софинансирования пенсии, по которой если лицо внесет на свой именной пенсионный счет деньги, то государство добавляет еще столько же. Однако и эта попытка в 2015 г. была остановлена.
Очевидно, дальнейшим шагом станет принудиловка, хорошо всем нам известная по деятельности ОСАГО или по постоянным скандалам в управляющих компаниях в сфере ЖКХ: накопительная пенсионная система силой закона приобретет обязательный характер. Ну заставили же меня, водителя с 45-летним стажем и не имеющего ни одного ДТП, оплачивать последствия наезда какого-то неизвестного мне водителя на машину какого-то другого неизвестного мне водителя. На радость набивающим карманы страховщикам. При этом государство (бюджет, народ) не получает с ОСАГО ни рубля. Доходы отданы в частные руки. Просто выращивают олигархов. Не вижу условий, препятствующих взращиванию новой их поросли на ниве пенсионной реформы.
Вот так государство собственными руками укрепляет недоверие к себе, дискредитирует и делает невозможным у нас, как это уже произошло в Молдавии, создание эффективной системы накопительного пенсионного страхования.

ВТЕМНУЮ И ЧЕРЕЗ КОЛЕНО

В начале декабря 2016 г. правительство Молдавии объявило об основных параметрах изменения пенсионного закона и основные аргументы, положенные в основу этих изменений. Пенсионный возраст для мужчин поэтапно увеличивался до 65 лет, для женщин – до 62 лет. Стаж, необходимый для начисления стандартной пенсии по возрасту, и без того в Молдавии запредельный, увеличивался для мужчин до 36 лет, а для женщин – до 33 лет. (Во многих российских регионах этот стаж превышает норму ветерана труда.) Одновременно объявлено было о параметрах и сроках валоризации (перерасчета) пенсии в сторону увеличения.
Новации свалились на молдавское общество как снег на голову, за несколько дней до первого чтения законопроекта в парламенте. То есть без всякого обсуждения в обществе и в экспертных кругах. Правительство тут же обвинили, что оно хочет протащить глобальный законопроект втемную. Ему припомнили, что данные переписи населения 2014 г. до сих пор не обнародованы. Без чего ряд ключевых аргументов в пользу повышения пенсионного ценза (например, утверждение об увеличении числа пенсионеров к 2035 г. до 25% числа граждан) не выдерживает никакой критики. Ученые-демографы утверждали, что при сегодняшней продолжительности жизни в Молдавии, равной 66–67 годам для мужчин, новый пенсионный возраст для них в 65 лет означает издевательство, мужики просто не доживут до пенсии. Тогда как по современным стандартам пенсионер должен прожить на пенсии не менее 10–12 лет.
Президент Молдавии И. Додон не только выступил против реформы, но и заявил, что аннулирование этой антисоциальной инициативы является одним из приоритетов его работы на посту главы государства. Он также предложил, чтобы родственникам умершего пенсионера в течение пяти лет выплачивали его пенсию.
Резко против предложения правительства и скоропалительной гонки в его исполнении выступила Национальная конфедерация профсоюзов Молдавии. Глава конфедерации О. Будза заявил, что основная проблема заключается в нехватке средств в бюджете социального страхования, на тот период он составлял 1,4 млрд леев и продолжал увеличиваться. Но этот дефицит можно снять экономически, не прибегая к повышению пенсионного возраста. «Мы обращали внимание правительства и парламентского большинства, – сказал профсоюзный лидер, – на то, что пора положить конец неформальной экономике, откуда и взять недостающие средства».
Против предложения правительства высказались практически все парламентские партии, кроме партии парламентского большинства, Демократической партии Молдавии – политформирования всесильного молдавского олигарха В. Плахотнюка. Парламентская оппозиция просила исключить сырой проект из повестки дня, обращала внимание на то, как негативно влияет на сокращение страховых взносов запредельный уровень миграции из страны, предлагала ряд альтернативных мер по стабилизации пенсионной системы. Но все предложения парламентариев – коммунистов, социалистов, либерал-демократов – были отклонены правящим большинством парламента.
12 часов длилось заседание по пенсионной реформе. Несмотря на то, что проект реформы не прошел публичные парламентские слушания, что профильная парламентская комиссия накануне не приняла однозначного решения по пенсионному законопроекту, что возле здания сотни людей пикетировали высший законодательный орган страны, что парламентарии – коммунисты и социалисты в знак протеста покинули зал заседания и там в конце концов остались только 53 депутата из 101 законодателя, под покровом ночи парламентское большинство все-таки продавило правительственный законопроект. Его приняли только 51 голосом, минимальным количеством для принятия.
Обязательства перед МВФ и сформулированные внутренним олигархатом надо исполнять любым путем!
Единственное, в чем не сошлись молдавские законодатели с правительственным проектом, – уравняли пенсионный возраст для мужчин и женщин до 63 лет, понизив возрастной ценз у мужчин и повысив у женщин. Да уравняли необходимый трудовой стаж до 34 лет, опять же понизив у мужчин и повысив у женщин. За что молдавские депутаты так невзлюбили прекрасную половину общества – трудно сказать.
Эта история удивительно напоминает атмосферу вокруг пенсионного проекта российского правительства. Та же игра втемную, та же гонка (еще вчера президент В. Путин клялся, что не допустит повышения пенсионного возраста, а сегодня уже и срок обозначен – начало следующего года). Те же голословные заклинания правительства и парламентского большинства о невозможности откладывать реформу ни на один день, о непотребно зажившихся на свете стариках, которых становится все больше и больше, о радости трудовой старости у 63-летних женщин перед выходом на пенсию где-нибудь в 2034 г.: «Помню, что еще работаю, но не помню где» – и т.д. Потребовались резкие протесты общественности, политических партий, профсоюзов, чтобы в Кремле немного призадумались и запустили неоднократно проверенную программу-дурочку: кинули реформу на обсуждение в регионы для получения «одобрямса».
Сначала, значит, родили, а потом стали выяснять, а целомудренно ли они ту ночь провели. Но кто сомневается в том, что окончательное решение уже принято и парламентское большинство Госдумы, как их кишиневские коллеги, послушно проштампует пенсионную инициативу правительства?

А ПОЛУЧИЛОСЬ КАК ВСЕГДА 

Итак, заключительный этап Концепции пенсионной реформы в Молдавии стартовал 1 января 2017 г. Если для женщин он завершится еще не скоро, через десять лет, то для мужчин основные его этапы закончатся уже в этом году. И по крайней мере для мужчин уже можно сделать более-менее законченную оценку итогов двадцатилетней пенсионной эпопеи.
В начале реформы в Молдавии около 70% пенсионеров работали не самореализации ради, а потому что на пенсию было не прожить. Пенсия составляла менее 26% средней зарплаты. Две трети пенсии уходило на оплату услуг ЖКХ, за воду, электричество и газ, остальное – на скудное питание – батон и литр молока в день. На лекарства уже не хватало. Ставилась задача вернуть пенсионеру, так сказать, радость труда и поднять пенсию хотя бы до среднеевропейской нормы 40% зарплаты и чтобы не меньше прожиточного минимума.
В видении буржуазного правительства и парламентского большинства Молдавии основные задачи и достоинства реформы заключались в следующем: перерасчет пенсий (увеличение ее размера, валоризация, т.е. переоценка денежных прав пенсионеров за определенный период); справедливое соотношение размера минимального прожиточного уровня и пенсии; исключение неравенства в начислении высоких пенсий таким категориям пенсионеров, как судьи, прокуроры, депутаты, министры и прочие привилегированные представители власти. Что из этого реально получилось?
Начнем с привилегий. Уже в 2017 г. тут произошли кое-какие интересные изменения в провозглашенном равенстве пенсионеров.
Конституционный суд Молдавии не согласился, что судьи стали рассматриваться на общих основаниях и при начислении пенсии у них учитывался общий трудовой стаж, без всякого выделения супертяжелого судейского служения. Во исполнение принципа независимости судей высшие знатоки Конституции объявили эту норму закона неконституционной и посчитали, что размер пенсий у судей, то есть и у себя, незабываемых, должен быть не менее 10 тыс. леев (при сегодняшней средней пенсии у остальных примерно 720 тыс. пенсионеров в размере 1450 леев – примерно 85 долларов).
Не забыли себя и депутаты. Средняя пенсия у 260 нынешних и бывших законодателей, которые получают пенсию по возрасту (данные 2017 г.), составляет 7193 лея. Согласно последней декларации о доходах, некоторые действующие депутаты парламента – пенсионеры получают такие пенсии. Д. Дьяков, почетный председатель правящей Демократической партии – 8600 леев в месяц, лидер Партии социалистов З. Гречаная – 9300 леев, лидер Либеральной партии М. Гимпу – 5500 леев… А ведь у них еще и депутатская зарплата в десятки тысяч леев, возмещения и государственные пособия по разным случаям.
В связи с этим вспоминается нашумевшая российская история также 2017 г., когда депутаты Законодательного собрания Красноярского края повысили себе зарплаты со 100 до 200 тыс. рублей, не забыв и других краевых чиновников высокого ранга. Обнародовавший эту историю журналист вопрошал: «Уму непостижимо, как эти несчастные депутаты выживали всего на 100 тыс. рублей зарплаты!»
Бывшие прокуроры, министры в Молдавии продолжают получать самые высокие пенсии, в разы превышающие средние.
Реальное повышение средних пенсий – такая же наглая ложь, как и равенство пенсионеров. Пенсии валоризировали по-своему и не для всех. Премьер-министр П. Филип накануне реформы утверждал, что стандартные пенсии будут повышены на 40% для 720 тыс. пенсионеров. Но по факту средняя пенсия была увеличена всего на 9,5%. В эту цифру входит плановая индексация пенсии в размере 6,8%, которая должна была произойти без всякой реформы. Таким образом, грандиозные усилия реформаторов добавили к стандартной пенсии менее 3%.
Кинули и инвалидов. П. Филип клялся, что пенсии по инвалидности будут повышены на 39%. По факту рост составил менее половины обещанного – всего 15,5%. Кроме того, вследствие полуофициального изменения критериев учета этой категории лиц инвалидов в стране за два последних года стало меньше на 5 тысяч.
Кроме инвалидов, подобные манипуляции проведены и над другими категориями пенсионеров. По принципу «да, но не для всех». Или «да, но только с завтрашнего дня». Например, декларировалось, что реформа предоставит право работающим пенсионерам на перерасчет пенсий раз в два года. Но по факту этим правом смогли воспользоваться только те, кто вышел на пенсию после 1 января 2017 г. Почти 200 тыс. работающих пенсионеров были отсечены.
Оказалось, что валоризация коснулась только тех пенсионеров, которые вышли на пенсию после 1 января 1999 г. Тысяч пенсионеров, вышедших на пенсию до этой даты, для правительства реформаторов не существует вообще.
«Люди, которые построили нашу страну, – заявил депутат парламента В. Односталко, – в том числе и здание, в котором сидит лживое и вороватое правительство, остались за бортом. Им ничего не повысили. Их правительство не замечает. Нет этих людей для Филипа».
Законодатель был среди тех, кто обратился в Конституционный суд Молдавии с заявлением дать оценку этой явной дискриминации отдельных групп пенсионеров в ходе реформы. Но суд даже не принял заявление к рассмотрению.
Те, кто за чистую монету, за заботу об улучшении жизни стариков принимал пенсионную демагогию правительства, получили предметный урок о реальных целях властей. Еще раз сформулирую эти реальные цели, как они обнажились по итогу двадцатилетнего пенсионного реформаторства в Молдавии: переложить социальные обязанности, заботы и ответственность государства на плечи самих людей, а высвободившиеся ресурсы использовать, как всегда, т.е. так или иначе в пользу бедных богачей.

ПЕНСИОННУЮ РЕФОРМУ
РОССИЙСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА –
НА ВСЕНАРОДНЫЙ РЕФЕРЕНДУМ

Если мы, россияне, не хотим наступать в пенсионном реформировании на молдавские «грабли», мы это можем сделать, только остановив очередное покушение российских властей на благополучие общества и государства под видом пенсионной реформы.
Сопротивление пенсионным планам российского правительства ширится и нарастает. Оно объединяет самые разные пласты общества, ранее непримиримые политические силы. Так, в Курганской области местные коммунисты начали сотрудничать со сторонниками А. Навального в проведении совместных мероприятий, чтобы открыть людям глаза на тяжкие последствия нововведений. Второе по численности профсоюзное объединение – Конфедерация труда России – выставило в интернете петицию против реформы. За десяток дней эту петицию подписали более 2,5 млн россиян самых разных возрастов, социального положения и политических взглядов.
Этот мощный протест общества нуждается в грамотном организационном оформлении для достижения цели. Считаю, что инициатива КПРФ и союзников коммунистов по проведению всенародного референдума о судьбе пенсионной реформы как раз и является таким средством достижения цели.
Но мне кажется, что вопрос референдума об откладывании пенсионных новаций должен быть дополнен вопросом о необходимости отставки действующего правительства, предложившего эти не поддержанные народом (я надеюсь) инициативы. Ведь ясно, что правительство и дальше (после неблагоприятного для себя референдума) будет стараться не мытьем, так катаньем реализовывать разрушительные планы. Оно в принципе не туда ведет страну. И только ясно выраженная на референдуме воля народа – «Пошли вон!» – может и обязана остановить новую атаку последышей шизолибералов 1990-х гг.
Также предлагаю хорошо подумать над формулировкой основного вопроса. «Согласны ли вы с тем, что в РФ возраст, дающий право назначения страховой пенсии по старости, до 2030 года повышаться не должен?» – так он сформулирован сегодня. Хитромудрые крючкотворы из обслуги правительства обязательно найдут аргументы, говорящие о том, что такой вопрос впрямую не отрицает проведение объявленной реформы. Вопрос должен однозначно отрицать, пресекать заявленную инициативу правительства. Он может звучать, например, так: «Считаете ли вы необходимым запретить (вариант 1: вплоть до 2030 г.; вариант 2: вплоть до особого снятия запрета на всенародном референдуме) правительству РФ предлагать, а Государственной думе РФ утверждать увеличение пенсионного возраста относительно действующего в 2017 г.?» Вариант 2 не предусматривает конкретной даты отложения решения о пенсионной реформе, но устанавливает снятие запрета только и обязательно на всенародном референдуме. Ведь вполне возможно, что условия или необходимость для повышения пенсионного возраста могут возникнуть и раньше 2030 г., и позже этого срока.

Лев ЛЕОНОВ

Источник

1

Автор публикации

не в сети 2 недели

KozheduB

KozheduB 15
Комментарии: 109Публикации: 138Регистрация: 21-11-2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)