7

Л.Леонов. Оппозиция – и блокада интернета в Приднестровье

Часть I.

Нет повести печальнее на свете,
Чем повесть о блокаде в интернете.
В. Шекспир. Приднестровский римейк «Ромео и Джульетта».

leonov01Исполнился год с того «светлого» предпраздничного дня 8  мая 2013 г., когда президент ПМР и его команда ввели для приднестровских пользователей интернета блокирование доступа к десятку приднестровских оппозиционных интернет-ресурсов, сайтов и форумов. Это тупое и трусливое деяние стало следствием поражения Е.Шевчука в информационной войне против оппозиции. Он поступил, как О. Бендер: в очередной раз проигрывая в шахматы, взял и шарахнул соперника шахматной доской по голове.

Но сегодня хотелось бы поговорить не о Е. Шевчуке – с ним все ясно. И не о том, в какой степени незаконной была блокада – с этим тоже все ясно: незаконной она была в высшей степени, поскольку закона о регулировании сферы интернета в ПМР не было и до сих пор нет, только сейчас Верховный Совет ПМР вышел на подступы к принятию такого закона.

А хочется поговорить об оппозиции. Все ли она сделала, чтобы поставить на место зарвавшегося чиновника, пусть даже и высшего ранга? Оппозиция, которая, по определению, существует для защиты прав людей и самого права, смогла ли она защитить хотя бы свои собственные права? Как говорится, смог ли врач исцелить сам себя хотя бы?

Ответ однозначный – не смогла. Тому подтверждение хотя бы тот факт, что бандитская внесудебная блокада интернета не снята и через год. Единственный позитив из этого негатива можно извлечь, если  хотя бы установить причины немочи приднестровской оппозиции.

Почему не смогла? Разве у оппозиции не было голоса, своих средств массовой информации? Были. Заблокированные сайты хоть и потеряли какую-то часть  читателей, но не всех, поскольку блокада преодолевалась с помощью специальных средств. Были и вообще не заблокированные, открытые для доступа сайты – А. Сафонова, А. Дируна, Д. Соина. Была газета – «Человек и его права» (Н.Бучацкий), c  довольно приличным для Приднестровья тиражом. Все вместе это вполне конкурировало с карманными президентскими СМИ, а с учетом традиционно большего доверия к оппозиционным СМИ имело преимущественное влияние.

Разве у оппозиции не было  политически организованных сил? Были, по крайней мере, номинально. В любом случае, наличие этих зарегистрированных в ПМР организаций предоставляло формальные права делать запросы, требовать защиты нарушенных прав, обращаться в суд, выступать со значимыми заявлениями и т.д.  Фактически за каждым лидером оппозиции значились какие-то общественно-политические силы. Политические партии «Родина» (А. Караман), социал-демократическая (А. Радченко), общественное движение, а потом организация «Народное Единство» (А. Дирун), Ассоциация независимых политологов (А. Сафонов). Все вместе, даже без правящей и якобы оппозиционной партии «Обновление»  это вполне конкурировало с аналогичными пропрезидентскими подразделениями.

Разве у оппозиции не было ярких, известных далеко за пределами ПМР толковых людей? Были. Более того, по этому параметру — классу, уровню  привлеченных сил,  команда дилетантов Е. Шевчука  напрочь проигрывает оппозиции. К уже перечисленным можно добавить в этот список и такие фамилии, не вполне оппозиционеров, но государственников, что при Е. Шевчуке — одно и то же, как В. Лицкай, В. Ястребчак, Г. Антюфеева, Г. Дьяченко, О. Василатий, Р. Коноплев, я тоже кой куда вхож. Оппозиция даже имела своих представителей в высшем законодательном органе республики, т.е. могла инициировать законы, создавать комиссии, организовывать  депутатские слушания, ставить вопросы перед президентом, исполнительной властью, влиять на некоторые кадровые назначения.

Вот если все это обобщить, то получается, как в  сказке «Тараканище». Пришел какой-то таракан, пошевелил усами, и все быки-носороги разбежались и попрятались.

В чем же дело? Попробуем разобраться.

            (В скобках.

dirun_ikВыступая на первомайском митинге, А. Дирун сделал неожиданное интересное признание. Оказывается, «за все годы существования республики мы искренне верили в то, что любая критика в адрес руководства это удар по нашей государственности. Мы были искренне уверены в том, что любая критика руководства это игра на руку нашим  недругам, которые попытаются расколоть единство Приднестровья». Короче, мы поняли, что критика власти не является антиприднестровским делом. У А. Дируна, везде, где «мы», надо понимать «я». Поэтому прозрение в этом вопросе коснулось еще очень ограниченного круга приднестровских политиков, в том числе, и в оппозиции. То, что для нас с вами очевидно: критика полезна, критика необходима для движения вперед, — для многих все еще представляется чем-то опасным и вредным. А вы думаете, почему депутаты Верховного Совета ПМР все время падают на колени перед очередным бредовым законопроектом Е. Шевчука? Потому во многом, что не хотят «расколоть единство».

Вспоминаю, как на одном «круглом столе» у А. Дируна, осенью 2013 г. в преддверии подписания Молдовой вильнюсских договоренностей об ассоциации с Евросоюзом, я заговорил о том, что дальше республика с нынешними властями двигаться не может, что необходим референдум о доверии властям, а далее — российский протекторат над Приднестровьем. Надо было видеть, как наши присутствующие там оппозиционеры похолодели от ужаса. Такой удар по «единству»! В сообщениях и видеоклипах об этом «круглом столе» в оппозиционных СМИ, везде, кроме сайта «ПМРФ — Приднестровье и Россия», о моем предложении не было ни слова, ни видеокадра. Аборт реальности сделали.   Я тогда подумал: о! так дай нашим оппозиционерам власть, они еще, может,  похлеще Е. Шевчука будут абортировать действительность.

И вот, наконец, огромный прогресс произошел, хотя бы у А. Дируна. Льщу себя надеждой, что он и другие оппозиционеры по прочтении этой статьи не будут сильно нервничать, понимая, что раз критика властей не является антиприднестровским делом, то и критика оппозиции не является делом антиоппозиционным.)

Первая болячка приднестровской оппозиции —  представление о критике властей как о деле антиприднестровском, граничащее с трусостью.

Немного фактов

Вообще блокада интернета в Приднестровье началась гораздо раньше, еще в 2012 году. Как только Е. Шевчук пришел к власти, он начал зачистку «под себя» информационного поля.

Это проявилось в самых разных аспектах. Подчинил себе все государственные СМИ, радио и телевидение. Ограничил внешнеполитические контакты законодателей, которые должны были теперь испрашивать разрешение в шевчуковском МИДе на командировки в Россию. Подкармливались «свои» интернет-ресурсы и создавались новые, «независимые», типа «Рупор ПМР», «Днестр-ТV».

Одновременно началось давление на оппозиционные ресурсы и те «объективные», которые под воздействием безобразий команды Е. Шевчука во всех сферах деятельности стремительно  перерождались в оппозиционные. Владельцы тогдашней приднестровской социальной сети – Приднестровского социального форума добровольно закрыли свой ресурс, который в 2011 году агитировал за Е. Шевчука, а в 2012 по общей тенденции все более уходил «в контру». В том году  трижды был атакован «Свободный форум ПМР». Он трижды возрождался из пепла под разными чуть видоизмененными адресами. Продолжительным DDoS атакам (временным блокадам)  подверглись и другие оппозиционные ресурсы. Наконец, в ноябре 2012 г. провайдер-монополист «Интерднестрком» (ИДК) внес адрес сайта Р. Коноплева («Дниестер») в черный список, закрыв к нему доступ.

(В скобках.

konoplevР.Коноплев негодует, утверждая, что цензура в ПМР была введена не 8 мая 2013 г, а 8 ноября 2012 г. блокадой его сайта. Он обижается, что оппозиция игнорирует этот факт и не сказала ни слова в защиту, когда он попал под каток. Это не совсем верно. Например, уже в декабре 2012 г. я в знак протеста против введения в ПМР политической цензуры, против блокады сайта «Дниестер», ограничил период открытого доступа к своей книге «Диктатура дилетантов».  И по крайней мере пара тысяч человек, скачавшие «Диктатуру дилетантов,» узнали о введении цензуры в ПМР и о «Дниестре».

Сам Р. Коноплев пальцем не пошевелил, чтобы сделать факт блокады его сайта общественным фактом, как это произошло после блокады десятка интернет-ресурсов в мае 2013 г. Не предпринял усилий, чтобы вскрыть  и показать всем автора и исполнителей блокады.  В полном соответствии со своими либеральными установками он терпеть не может ничего «общественного». Его не сильно расстроило, что приднестровцы не могли и потому практически перестали ходить на его сайт, утешился визитерами из других стран, увеличив  внимание этим странам на своем сайте – Молдове, Румынии (он даже румынскому языку стал учить на сайте!), Евросоюзу. В дальнейшем Р. Коноплев не принимал никакого участия в попытках деблокировать приднестровский интернет, ни в каких совместных акциях приднестровской оппозиции, только ерничал и зубоскалил).

В начале 2013 г. был блокирован следующий сайт – «Лента ПМР» Д. Соина.

soinМы должны быть признательны Д. Соину за то, что он воспользовался своими депутатскими полномочиями, написал запрос в ИДК и  те по простоте душевной чистосердечно признались в ответном письме, что  закрыли доступ к сайту «Лента ПМР» по прямому указанию службы безопасности президента ПМР. В частности, чтобы предотвратить  такие уголовные преступления, как клевета.

(В скобках.

Статья о клевете была  исключена из Уголовного кодекса ПМР аккурат за полгода до того, как служба безопасности президента ПМР озаботилась предотвращением этого уголовного преступления.)

Кстати, СБП, по видимому,  устроила ИДК нагоняй за то, что те проболтались о заказчике блокады, и в следующем ответе на аналогичный вопрос (А. Карамана) ИДК уже тщательно избегал на кого-либо ссылаться. Однако слово не воробей…

Далее последовал обвал – в мае 2013 заблокированы десяток интернет-ресурсов.

По горячим следам этого события А. Дирун провел круглый стол, а потом и митинг в Тирасполе за свободу слова. Этими мероприятиями стартовали акции оппозиции против блокады интернета.

Вот как А. Дирун описывает основные этапы акции, на первомайском митинге:

«Мы специально сегодня повесили этот баннер, напоминающий о митинге прошедшем 7 июля 2013 года с тем, чтобы сказать, что за этот год по этому вопросу сделали достаточно много.
Мы обратились в прокуратуру и получили ответ, что никто официально  сайты не закрывал.  Мы поддержали идею молодежных организаций, которые только в течении одного месяца собрали  порядка двух с половиной тысяч подписей за разблокирование ресурсов. Чувствуя такую поддержку, мы обратились в три официальные инстанции: КГБ, МВД, службу безопасности президента с предложением ответить конкретно и чётко: кто дал команду по блокированию ресурсов? Два ведомства: КГБ и МВД мне ответили, что не имеет к этому отношения. Служба безопасности президента до сих пор шлёт ответ.

В сентябре мы направили в ВС ПМР поправку в закон, который регулирует и останавливает механизм, запрещающий тот беспредел, который ровно год назад был установлен в области СМИ, а точнее в области интернет — сайтов и форумов. Я  надеюсь, что в самое ближайшее время в мае или в июне мы поставим точку в этом затянувшемся  процессе». (Источник: http://pmr-rf.ru/all-articles/a-dirun-vyistuplenie-na-pervomayskom-mitinge-v-tiraspole)

К этим этапам  я бы добавил еще несколько событий и условий, которые могли бы повлиять на разблокирование приднестровского интернета. (А. Дирун о них не сказал, потому что у него, как уже выше говорилось, «мы» означает «я». Но были и другие «мы».)

Например, отсутствие целенаправленности, планомерности, единства действий. Значительный эффект мог быть получен, если бы оппозиция  доводила свои  действия до конца, не бросая на полдороге.  Оппозиция обязана была не только прорывать блокаду, но и не давать укреплять ее, а это произошло в результате судебного процесса, известного как дело «Бергман против Сафонова» или как, например, сейчас делается, когда лоббист Е.Шевчука в Верховном Совете ПМР В. Тобух пытается через Верховный Совет ПМР узаконить цензуру в ПМР. Для характеристики приднестровской оппозиции стоит рассмотреть и другие, близкие по теме ее действия. Например, первую и единственную совместную акцию оппозиции в интернете  — опрос о доверии приднестровским властям.

Но обо всем этом – дальше.


 

Часть II.

История пуков

Есть действия и события, которые приводят к цели, к решению задачи, к достижению результатов. А есть действия и события, которые очень похожи на первые и вроде верно задуманы и начаты, но в силу разных причин не приводят к цели, к решению задачи, к достижению результатов. Как говорится  в таком случае,  просто сделали «пук».

(В скобках.

Классический пример пука – мятеж. Если революция достигает поставленной цели — коренного преобразования в затронутой ею сфере, то мятеж никогда не достигает этой цели.

Как говорил С. Маршак: «Мятеж не может кончиться удачей, В противном случае его зовут иначе.)

История борьбы приднестровской оппозиции за деблокирование приднестровского интернета – по сути, является историей пуков.

Вот как она выглядит с моей точки зрения и с моим участием (подчеркиваю самокритичность: все критические стрелы в статье  направляю прежде всего в свой адрес, поскольку, так получается по жизни, что в описываемый период я оказался одним из самых старших и опытных, многие участники событий мне в дети годятся, и должен был добиться результатов, а не пуков.)

Сразу стало ясно, что задача делится на две части. В тактике необходимо было в кратчайший срок научить приднестровских пользователей интернета преодолевать блокаду имеющимися техническими средствами. В стратегии – добиваться снятия блокады теми лицами, которые ее установили, и их наказания, поскольку была введена цензура, прямо запрещенная конституцией ПМР.

Первый шаг тоже понятен. Надо встретиться всем потерпевшим (у кого сайты заблокировали) и наметить план действий. Сначала, разумеется, это должен был быть самый узкий круг, поскольку план действий мог содержать такие позиции, которые в случае утечки информации становились бы проблемными.

Сразу после блокады  позвонил А. Караману, одному из потерпевших, предложил встречу. Он сказал, подумаю. И подумал. Вдруг через неделю  звонит А. Дирун и приглашает на круглый стол по вопросу блокады интернета. «Караман там будет?» — «Будет». Честно говоря, расширение круга участников на первом этапе шло вразрез с моими планами, ведь сайт А. Дируна не  был заблокирован, ему-то какое дело до проблем потерпевших? Тем не менее, А. Караман решил его почему-то подключить, может, воспользоваться помещением (хотя можно было и на лавочке обговорить), может, решил сразу щироким кругом оппозиции действовать.

Ладно, прихожу на встречу. Батюшки! Телекамеры, видеокамеры, микрофоны, какие-то незнакомые лица, и что самое неприемлемое – люди Е.Шевчука из «Днестр-ТV», с телевидения. Как в этой обстановке можно говорить откровенно о наших задачах?

Пук №1. Разработка плана действий оппозиции сорвана.

Сразу хотел уйти, потому что в таком формате цель явно не достигалась. Но остался, чтобы посмотреть, какую цель преследовали организаторы круглого стола.

(В скобках.

karamanС А. Караманом мы лично знакомы недавно. С осени 2012 г., когда мы впервые встретились по моей просьбе, чтобы обсудить  идею объединения государственнических сил ПМР в некий Союз. Я обрисовал идею, ее новизну по форме и по существу. Разумеется, я знал о Карамане как политике много, уважал его за принципиальность в отстаивании своих взглядов, которые во многом я разделял (при этом он, как немногие в ПМР, рисковал даже собственным благополучием особо охраняемого законом экс-вице-президента ПМР). Но как мне казалась, в тот момент он, как многие в связи с появлением новой политической ситуации,  находился на распутье и, мне казалось, идея Союза государственнических сил должна была бы и ему подсказать выход на новый уровень. С учетом его широких общественных связей, мне казалось, Караман был как раз тем человеком, кто мог бы это дело возглавить.

Тогда он тоже взял тайм-аут подумать. И вот приглашает на широкую встречу. На ней действительно, участвовали многие достойные и подходящие люди. Но Караман собрал их не для того, чтобы обсудить идею принципиально новой политической организации — Союза государственнических сил, а для реанимирования старого «смирновского» Координационного  совета общественных организаций. И как я не пытался, переломить ситуацию не удалось, был воссоздан старый Координационный совет.

Это была политическая ошибка, с какой стороны не посмотри. Связью с перевернутой «смирновской» страницей нашей истории, возрождением старых внутренних дрязг оппозиции по старым схваткам, обанкротившимся названием и структурой, нацеленной не на дело, а на болтовню.

Разумеется, ничего из этого «обновления-возрождения» не получилось. Очень скоро Караман начал получать от приднестровцев по полной программе за эту ошибку.

Вспомнил этот случай совсем по другому поводу. Для меня вдруг открылось такая особенность, как  неспособность наших даже самых «продвинутых» оппозиционеров к восприятию новых идей в связи с новыми задачами, их тяготение к привычным формам и методам работы, даже если в новых условиях они совершенно не пригодны. Потом я увидел,  что проходило красной нитью и не только у Карамана: не старались перестроиться в свете новых задач, а старались адаптировать новую реальность к своему старому обветшалому опыту. Им так комфортнее.  Ей-богу, иногда возникает чувство, что некоторые наши молодые политики (это касается не только оппозиции, но и новой президентской команды) – дремучее старичье из прошлого века. Одни работают методами 37-го года, а другие сопротивляются методами времен, когда был «Ленин такой молодой»: митинги – обращения, обращения – митинги, «из искры возгорится пламя» и т.п.

Конечно, были у нас с А. Караманом несколько хороших шагов, я о них еще скажу. Но в целом, по умолчанию, бывает так: Караман обдумает, что ему предложишь — и сделает, как всегда.

Последний пример, чтоб закрыть эту тему. 28 февраля 2014 г. на ПМРФ был опубликован интересный документ «Украинско-приднестровские тезисы с позиций государственнических сил ПМР».  Он появился, когда приднестровское поле откликов и политических оценок  украинским событиям было совершенно пустым. В тезисах было предложено, в частности: «Первым шагом для объединения сил приднестровцев, встревоженных событиями на своих границах и внутри своего собственного дома, могло бы стать постоянно-действующее совещание государственнических сил».

Через пару-тройку дней, в марте появилось обращение партии «Родина» А. Карамана в связи с украинскими событиями. Было оно еще общегуманистским, не политическим, не содержало анализа  того, что происходит на Украине, какую позицию занимать Приднестровью, просто  призывало помочь украинцам, попавшим в беду — приютом и хлебом. Но это был первый шаг. Мне показалось, что А. Караман мог бы стать одном из участников постоянно-действующего совещания государственнических сил. Обратился к нему с таким предложением, постарался политически повернуть назревавший крымский референдум, «приложить» к приднестровским аналогичным задачам в связи с нашим референдумом 2006 г.  «Подумаю». Через пару недель, уже после крымского референдума, появляется очередное  обращение «Родины» с призывом к властям Приднестровья вспомнить о референдуме 2006 г. и обратиться к России с просьбой принять ПМР в свой состав по крымскому сценарию. И все…)

Вторая болячка  приднестровской оппозиции – консерватизм, нежелание  напрягаться, чтобы подняться до уровня современных требований и задач.

Но вернемся к майскому «круглому столу».

Вскоре стало ясно, что А. Дирун был озабочен, в основном, пиаром. Хотя он, разумеется, скажет, что решил просто придать обсуждаемой теме блокады интернета сразу общественное звучание. Но даже если и так, то налицо неполное понимание существа проблемы. Тогда еще, год назад А. Дирун находился под руководством  взглядов, что критика властей является антигосударственным делом, что политику Е. Шевчука можно изменить простым высказыванием широкого недовольства. Что он и решил осуществить за «круглым слотом».

А. Караман, молодец, в духе этих планов (очевидно,  они были предварительно согласованы) написал бумагу для внешнего воздействия на Е. Шевчука – неплохое Обращение участников «круглого стола», которое было направлено и  представителям ряда международных кругов: посольства РФ в Молдове, МИД России, ОБСЕ… Он зачитал и после небольшого обсуждения участники подписали.

(В скобках.

С этим Обращением связана своя история. Его тут же опубликовал сайт «ПМРФ». На другой день звонит мне А. Дирун и сообщает, что вот некоторые участника круглого стола сейчас собрались у него и  работают над окончательным текстом Обращения и что опубликованное на ПМРФ надо снять. «Ну, я вас прошу!»

Меня вполне устраивал опубликованный текст Обращения, но я от души порадовался, что, кажется, создалась и заработала организационная группа по деблокированию интернета и решил поддержать просьбу. Однако вдруг выходит газета «Человек и его права», в которой текст  Обращения опубликован в старой редакции.)

Пук №2. Появление разных текстов документа с таким же успехом имело место быть, если бы никаких оргусилий по выработке единого текста и не предпринимались.

Проходит время. Потом – значительное время. Люди интересуются, а чем закончилось направление Обращения, ну, допустим в МИД РФ? Неоднократно обращался к А. Дируну, который как бы явочным путем возглавил это антиблокадное движение: раз уж мы послали этот документ, давайте получим какой-то результат. Хотя бы, что документ принят к сведению, или что его хотя бы получили (мог ведь и не дойти). А может, кому-то поручена уже предметная работа с этим Обращением. Мы хотя бы попросили ответить на наше Обращение? Если забыли попросить, давайте сейчас попросим ответить. Кстати, будет напоминанием. Можно какое-то интервью  у представителя посольства взять по поводу обращения и вообще – об отношении к нарушению права на свободу слова и информации в ПМР.

Ничего из этого сделано не было. Не уверен даже, что Обращение было направлено «возмутителю спокойствия» президенту Е. Шевчуку.

Пук №3. Прокукарекали, а там хоть и не рассветай!

Забегая вперед, замечу, что такая же судьба ожидала и резолюцию митинга (одним из  авторов текста которого был я) в защиту свободы слова. Митинг состоялся в июле в Тирасполе. В резолюции, в частности,  содержались следующие требования:

1. Немедленно разблокировать фактически запрещенные интернет-ресурсы, восстановить свободный доступ к ним  приднестровских пользователей Всемирной сети.

2. Провести прокурорскую проверку фактам нарушения в ПМР прав человека в сфере доступа к информации и распространения информации. По итогам проверки провести необходимые действия прокурорского реагирования с целью восстановления законности и наказания виновных лиц.

3. Организовать рабочую группу по внесению изменений в действующее законодательство —  о недопустимости блокирования интернет-ресурсов  без решения суда.

Пук №4. Резолюция митинга в защиту свободы слова в Тирасполе осталась лишь фактом истории, без какой-либо реакции, простой бумажкой.

При том, что сам митинг в Тирасполе стал значительным событием в истории Приднестровья и большим успехом его организаторов, прежде всего А. Дируна. Некоторые наблюдатели отводили митингу  роль своеобразного индикатора. Говорили так, что если митинг будет успешным, массовым, то это будет  означать начало обратного отсчета для администрации Е. Шевчука. Митинг получился интересным, содержательным, достаточно массовым и вполне претендовал на роль старта обратного отсчета. Он развил положительную динамику в кампании по деблокированию интернета,  в известной мере окрылил, показал, что приднестровцам не все равно, что происходит со свободой слова. Он предоставил организаторам много шансов развить успех. «Под митинг» можно было  разработать целую программу действий (здесь не место ее подробно излагать).

Не было сделано ничего, кроме попыток реализации 2-го и 3-го пункта резолюции (об этом чуть дальше). Народ ждал, люди спрашивали – а что  дальше? Дальше не было ничего. Потенциал митинга не был реализован. Подобные холостые выстрелы – даже еще большая ошибка в политической борьбе, чем если бы вообще не стреляли. Потому что подрывается вера в людей, в организаторов, в политиков, в конечном счете – в возможность решения проблемы, за которую они взялись.

Пук №5. Потенциал митинга в Тирасполе оказался невостребованным.

Третья болячка  приднестровской оппозиции – популизм, а не стремление к достижению практических результатов.

 

Лев Леонов.

ПРОДОЛЖЕНИЕ→

Источник: ПМРФ

0

Автор публикации

не в сети 3 недели

Alunno

Alunno 1
Комментарии: 43Публикации: 68Регистрация: 31-05-2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)