Просмотрено - 72

Как Штанская от нечем заняться изобрела новый народ – “#яприднестровец”, и что за тем скрывается

1-1-2Госпереворот 2014 г. на Украине  со всей актуальностью поставил вопрос и о национальной составляющей произошедших негативных перемен. ПМРФ неоднократно обращался к этой теме в публикациях «Что бы я мог ответить полковнику И. Стрелкову»,«Пополнить число»  и других. Общая мысль, которая там прозвучала: в огромном Причерноморском регионе сокращается присутствие этнических русских людей  в национальном составе общества и, что особенно тревожно, – во властных структурах. В результате к власти  повсеместно приходит так называемый южнорусский тип. Этот тип человека не имеет строго выраженной национальной принадлежности, это скорее географическое понятие некоей специфической, устойчивой, менталитетной  особенности разных народов, проживающих в Причерноморье – русских, украинцев, молдаван, болгар, евреев и др. В одной из статей этот тип характеризовался так:

«Южнорусский тип, он вообще-то никакой не отрицательный. Он просто другой. И он  предназначен один в один, но только  для своей роли. Подвижный, неунывающий, нигде не пускающий тяжелых корней, быстро снимается с места, бесшабашный. Вспыльчивый, горячий, но отходчивый. Известный жлоб. Он лучше всего пригодился на южных рубежах России, которые постоянно терзал враг. Этакий солдат удачи. Но при этом очень ненадежный и себе на уме.

Такие  люди государство не построят и государство не защитят (что мы и видим на бесславных неудачных попытках Украины на протяжении 400 лет построить свое государство)».

При всем том, что южнорусский тип – это все-таки часть нашей, русской цивилизации, ее особая ветвь. В пограничной ситуации южнорусский человек все равно будет с русским, а не с немцем. Как он уже не раз доказывал.

Важно подчеркнуть, что тревога по поводу сокращения присутствия этнических русских  во властных структурах продиктована не желанием какого-то доминирования русских над всеми остальными народами Причерноморья, не русским национализмом, тем более не шовинизмом, а целым рядом особенностей, менталитетных черт русского человека, которые доказали на протяжении веков его государственнический характер. Россию собрал, построил и защитил все-таки прежде всего русский человек. Кому это еще не известно, или спорно, пусть хотя бы  послушает знаменитый тост Сталина за русский народ 1945 года, его здравицу, уважение и признательность русскому народу-победителю.

Это особенная большая тема, и к ней мы будем, по-видимому, все чаще возвращаться, поскольку она – ключ к пониманию многих  «непонятных» кульбитов, наблюдаемых сегодня в Причерноморском регионе.

В Приднестровье южнорусский тип  дорвался до власти еще в конце 2011 г.   ПМРФ  уже акцентировал внимание на том, что дилемма на президентских выборах  2011 г. заключалась не в выборе «Смирнов или Шевчук (Каминский)», а между «русский — или  южнорусский«. Южнорусский взял вверх. И это произошло не случайно.

В Приднестровье победа южнорусского типа была обусловлена рядом факторов. Не только физическим сокращением числа русского населения вследствие возвращения русских из Приднестровья в Россию. Но и вследствие воздействия разлагающей  философии южнорусского типа на этнических русских  приднестровцев. Чему власти Приднестровья, все более зараженные сами этой южнорусской философией, отнюдь не препятствовали. А после прихода к власти Е. Шевчука с его ребятами и подругами, работа по перестройке русских мозгов в южнорусские приобрела уже устойчивый, формируемый властями характер. Эти преобразования нельзя рассматривать в отрыве от изменнической по сути политики администрации Е. Шевчука по отношению к России, последовательного и поэтапного перевода Приднестровья в орбиту западной цивилизации, против чего однозначно высказывался народ ПМР на референдуме 2006 года. Но так ли однозначно он выскажется сегодня – сказать уже нельзя. 

Однако если кто-то думает, что южнорусская подмена останется без последствий, он глубоко ошибается. Пример деградации украинской государственности, после вступления на южнорусский путь – ярчайший пример того, что может случиться и с Приднестровьем. Более того, можно уверенно говорить, что разрушение всех сторон государственной и народной  жизни «при Шевчуке» – является ничем иным, как следствием прихода южнорусского типа во власть Приднестровья, на самые верха.

Еще раз повторим: такие  люди государство не построят и государство не защитят.

Постоянно сокращающееся присутствие русских людей во властных структурах ПМР, в том числе, и во вновь избранном Верховном Совете – плохая тенденция. Здесь верна формула: чем больше русских во власти в Приднестровье, тем больше государственности, больше уверенности в завтрашнем дне. И наоборот.

Пока мы еще  видим значительные силы в приднестровском обществе, препятствующие окончательному сползанию республики в южнорусское болото. Это доказали и прошедшие выборы, когда народ высказал свой «неуд» курсу Шевчука. Это доказала и прошедшая перепись населения. Несмотря на  продавливаемую идею в графе национальность писать «#яприднестровец» (чем навязывалось прежде всего: я – не русский), несмотря на рекламную кампанию, в которую включилась даже М Парнас, заявившая по телеку на вопрос о ее национальности – «яприднестровка» (ей конечно, не помешает перевод стрелок по ее национальному вопросу), народ Приднестровья в целом не клюнул пока на подброшенную наживку. Например, перепись в 12-тысячном Днестровске не выявила ни одного «#яприднестровца». Это оставляет надежды.

Однако проблема все более обостряется. О некоторых аспектах затронутой темы пишет Р. Коноплев в своей статье, которую мы публикуем с небольшим сокращением.

И.Богданов, политический обозреватель ПМРФ

 

 

Конспирология приднестровских маркеров

#яприднестровец

konoplevЭтот хэштег, изобретение с большой вероятностью Штански, смыслом идеи является тема весьма старая. Приднестровская идентичность. Кому интересно, вот цитаты информагентства (http://point.md/ru/novosti/politika/rkonoplyov-neobhodimo-formirovanie-p… ) от 2 февраля 2006 года, почти 10 лет назад я выступал на одной из конференций, как раз на данную тему. Помню, господин Галинский тогда мне отпускал какие-то хвалебные ремарки по поводу «приднестровской политической нации», о которой я говорил, вроде как «идея хорошая, надо развивать на государственном уровне».

Десять лет прошло, вот старая моя, уже забытая и утратившая отчасти свою актуальность, идея зажила там новой жизнью. Хотя, пожалуй, лучше бы я тогда её и не озвучивал. Потому что она возродилась в искорёженной форме и с недобрыми целями.

Определённо, идентичность вещь в себе хрупкая и крайне деликатная. Политически палестинцы во многом стали палестинцами безо всяких госпрограмм и чиновничьих наработок, но такой национальности как палестинец нет. И в Палестине об этом никому объяснять не нужно. Приднестровцы тоже себя в территориальном плане идентифицируют, но городить поверх этого никто не хочет. Точно так же многие приднестровцы идентифицируют себя за рубежом как выходцы из Молдавии. Поскольку Молдавия – это более понятно. А уже среди соотечественников следует обычно уточнение.

Сегодня же руководство Приднестровья, состоящее, замечу, не из этнических русских, манипуляциями на тему идентичности создаёт не политическую нацию, а нивелирует русских. Это несколько иное. Сравнение здесь напрашивается простое. Откуда взялись русины? Русскую общину австрийская разведка решила как-то «духовно» оторвать от Российской Империи, и была придумана нация «русинов», эту идею местные спецслужбы поддержали, понятно, если бы они назвались не «русинами», а «осинами» – тоже бы поддержали, а назвались бы «пеньками» – то тоже. Лишь бы не русскими. Потому что это соответствовало интересам Австрии.

Вот можно было бы властям далеко не ходить, а сразу обозвать жителей Приднестровья «русинами», и тогда сразу бы стало понятно, в чьих интересах производятся все эти манипуляции.

Слово «русский» часто звучало в лексиконе первого президента ПМР Игоря Смирнова. Ни Штански, ни Шевчук его не произносят. Бегут от него, как заяц от бубна. В чьих интересах нынешние элиты ПМР удаляют из оборота, из обихода, из идентичности русскую составляющую? В интересах чьих спецслужб?

Странно, что Штански и Шевчука никто не одёрнул из российского посольства в Кишиневе по данному поводу. Ну, может для посольства у них были свои аргументы, дескать, русских в Приднестровье с каждым годом и так всё меньше, нечего о них беспокоиться. «Давайте, значит, вообще о них забудем, чемодан-вокзал-Россия, пусть и памятничек Суворову с собою в туалетную бумажку завернут…»

Если говорить с позиции политическо-исторического юмора, то у приднестровского Ксеркса, наверное таки появилась своя Эсфирь. Там есть место каким-то клановым разборкам, например Аман – это типа Антюфеев… Важно другое – то, что интересы общества приднестровскому правящему клану при разборках совершенно безразличны. Всё вернулось куда-то во времена феодального строя, а то и рабовладельческого. Как раз куда-то туда, к древней Персии или далее…

Вывод весьма непрезентабелен: сегодня вся эта хохма в стиле рэп про «#яприднестровец» в исполнении властей является актом русофобии, и, вообще-то, лежит где-то в пределах компетенции специальных органов как покушение на основы.

Не знаю в чём состоят интересы Штански в пропагандировании концепции «#яприднестровец», но не секрет, что они с братом меняли фамилии. И если со Штански, женой президента, ничего вообще не понятно – кем она себя считает на самом деле, то у её родного брата физиономия в городе узнаваема многими. Брат Штански – почти точная копия Олега Филимонова – это такой бывший одесский квнщик из «джентельменов», нынешние убеждения Филимонова упоминать не стану, гугл, как говорится, в помощь, да это и не важно.

Энтузиазм приднестровской властной тусовочки на тему русских можно рассматривать с разных, как говорится, позиций. Спокойно, непредвзято, без излишних всплесков возмущения. Просто понимать, что люди делают, каким образом, и в чьих интересах занимаются креативом.

Следующим пунктом нашей программы является маркер Лебедя.

Уходящий год, да в общем-то, все три года, проявили конфликт двух концепций. Одна из них принадлежит нынешней власти. При новом руководстве ПМР была попытка покушения при помощи теракта на Владимира Антюфеева. Экс-главу МГБ ПМР попытались взорвать, потом, когда это не получилось, его, по сути, публично оплевали, уголовные дела какие-то возбудили, в общем, шулеры пытаются уничтожить из сознания жителей анклава их легенду. Вытереть, выцарапать её из памяти. Вместо неё возвысили Александра Лебедя. Поставили ему памятник, потом назначили Бергмана на какую-то должность, потом племянницу Бергмана, – тут важна не последовательность, а суть. Две концепции – во главе одной исторической концепции «героем» является Лебедь, «врагом» – Антюфеев. Есть и обратная концепция, она, на мой взгляд, имеет больше прав на жизнь. Всё же, Лебедь, несмотря на свои подвиги в ходе конфликта на Днестре, после конфликта занимался в Приднестровье оппозиционной политической деятельностью. Вопрос – национальные интересы какой страны обслуживал Лебедь, и каких именно бизнесменов в те годы? В Интернете об этом есть, поищите, там много материалов.

Лебедь боролся в политическом и информационном поле ПМР за объединение Молдовы, против Смирнова и Антюфеева, Бергман ему был в этом деле соратником, писал книги. В те годы оппозиционные кабельные сети Тирасполя славили Лебедя, а заодно там кого-то разоблачали, ловили даже каких-то офицеров ФСБ или тогда ещё ФСК, записывали всякие ролики и крутили их по кабельным сетям, потом создавали свои варианты партий «Единство» и создавали группировки промышленников и предпринимателей для объединения Молдовы с пользой для каких-то групп. Дело даже не в «объединении Молдовы», а в том факте, что в деятельности оппозиционных групп в те года была документально доказана их коммерческая заинтересованность, в части приватизации в свою пользу крупных предприятий региона.

Можно как угодно относиться к Антюфееву с точки зрения человеческих его качеств, да и профессиональных тоже, но с точки зрения Истории Приднестровья, это маркер, жестко разделяющий тусовку на две. В тусовке поклонников возвышения Лебедя-Бергмана, как мы видим, господин Шевчук, господин Григорий Воловой, Штански, много кто ещё. Антюфеев как противоположный полюс их всех «объединил», по-моему, тем, что является заядлым, оголтелым сепаратистом. А они – нет. Не являются. И в этом ключе их поведение объяснимо.

Сегодня приднестровскому обществу новая власть навязывает свой вариант истории, который больше похож на «альтернативную историю». Что-нибудь вроде Фоменко-Носовского, или отдельных украинских историков, у которых Украина была раньше Польши, украинцем был Иисус Христос, а затем Леонардо Да Винчи и Наполеон Бонапарт. Вот, в этих рамках поведение властей Приднестровья больше похоже на поведение маргинальных историков в странах четвёртого мира, для которых важна не честность исторического изложения, а коньюнктурная составляющая.

Параллельно, напомню, власти Приднестровья решили всех сагитировать, что русских не существует, а есть какие-то сами в себе «приднестровцы». В арсенале новых властей переписывание истории и оголтелая русофобия.

И после этого пусть кто-нибудь докажет, что равнодушно на все эти процессы реагирующий КГБ ПМР это случайно до сих пор не филиал кого-нибудь ещё по соседству…

Самое занятное, что на фоне происходящих событий – замены истории ПМР её альтернативной версией и пропагандистской русофобской, и сепаратистской по отношению к ранее звучавшим непрерывно тезисам о «единстве с РФ» акции «#яприднестровец» молчит Верховный Совет Приднестровья. Бледно-одинокий голос Сафонова не считается.

Понятно, что бизнес не имеет ни национальности, ни длительных геополитических привязанностей. Но как, хочется спросить, в этом случае обе главные политические тусовки Тирасполя – исполнительная власть и бизнес плюс власть законодательная – рассчитывают на долгосрочное доверие со стороны Москвы? А следовательно – и на финансирование? Ну, если отдельно взятого посла или группу чиновников задобрить как следует – вполне возможно, то это ещё не означает, что в Москве все до одного сидят дураки, и не понимают, что происходит. Я не к тому, что сильно испортятся какие-нибудь «отношения», но просто в итоге всего вышеперечисленного клянчить деньги у россиян будет весьма сложно. При этом, разумеется, мы не знаем главного замысла. Возможно, как раз мы имеем дело с объединением Молдовы по сценарию одной из околовластных «башен» Москвы. И «альтернативная история» вместе с регионализацией в рамках Молдовы являются просто частью этого сценария. Сценария одной из московских околовластных «башен». И если Приднестровье в данном сценарии является своего рода барашком, которого в поджаренном виде нынешние его правители подадут ко столу какого-нибудь дорогого кишинёвского боярина, то возникает ряд смежных вопросов. Почему сейчас и к чьему столу поднесут на изысканном блюде этого, с румяной корочкой бесконечно прекрасного барашка? Его приготовят Плахотнюку?

И если во времена Лебедя передать Приднестровье в состав Молдовы планировалось исходя из коррупционных соображений местечковой «оппозиции», московских лоббистов и миллиардеров издалека, где гарантии, что сейчас происходит не ровно то же самое?

Очень похоже, что Приднестровье и Молдову ждут в перспективе рейдерские манипуляции в интересах отдельных лиц, а всё, происходящее сегодня в ПМР, является лишь кропотливой подготовкой к очередному «большому хапку». Бесправному обществу, конечно, никто никаких гарантий не даёт. Это значит, что ситуация в любом случае будет развиваться по наиболее худшему сценарию для местных жителей.

Р.Коноплев.

Источник

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

Cub

Cub 4
Комментарии: 413Публикации: 194Регистрация: 07-11-2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)