Просмотрено - 4

Если вы не отзоветесь, мы напишем в спортлото

Вот и прошла т.н. конференция общественных организации, много лиц там знакомых промелькнуло и что примечательно все как один с обостренным нюхом и умением держать нос по ветру. Приняли обращение, причем сначала адресовали главам стран гарантов, потом раздухарились и решили еще в ООН обратиться, как тут было Высоцкого не вспомнить? Удивило, что Тобух сравнил это обращение с референдумом 2006 года, так и сказал, что после референдума у нас подобных актов не было. Так и захотелось спросить: «Гражданин Тобух, Вы, что после 2006 года впали в летаргический сон или еще в каком состоянии пребывали, что не помните ничего?»
Your text to link…
Your text to link…«>Your text to link…
Обращение вроде нормальное, можно было бы и подписать, если бы не одно, но, подпишешь такое, сразу станешь законтаченным и вдобавок в одном окопе с Бучкой, Бергманом и компанией. Которой не вредно перечитать того же Чехова, например «Толстый и тонкий» даю отрывок.
Пробавляемся кое-как. Служил, знаешь, в департаменте, а теперь сюда переведен столоначальником по тому же ведомству… Здесь буду служить. Ну, а ты как? Небось, уже статский? А?
— Нет, милый мой, поднимай повыше,— сказал толстый.— Я уже до тайного дослужился… Две звезды имею.
Тонкий вдруг побледнел, окаменел, но скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры. Сам он съежился, сгорбился, сузился… Его чемоданы, узлы и картонки съежились, поморщились… Длинный подбородок жены стал еще длиннее; Нафанаил вытянулся во фрунт и застегнул все пуговки своего мундира…
— Я, ваше превосходительство… Очень приятно-с! Друг, можно сказать, детства и вдруг вышли в такие вельможи-с! Хи-хи-с.
— Ну, полно! — поморщился толстый.— Для чего этот тон? Мы с тобой друзья детства — и к чему тут это чинопочитание!
— Помилуйте… Что вы-с…— захихикал тонкий, еще более съеживаясь.— Милостивое внимание вашего превосходительства… вроде как бы живительной влаги… Это вот, ваше превосходительство, сын мой Нафанаил… жена Луиза, лютеранка, некоторым образом…
Толстый хотел было возразить что-то, но на лице у тонкого было написано столько благоговения, сладости и почтительной кислоты, что тайного советника стошнило. Он отвернулся от тонкого и подал ему на прощанье руку.
Тонкий пожал три пальца, поклонился всем туловищем и захихикал, как китаец: «хи-хи-хи». Жена улыбнулась. Нафанаил шаркнул ногой и уронил фуражку. Все трое были приятно ошеломлены.

Роман Сидоров

0

Автор публикации

не в сети 5 лет

Spinoza

1
Комментарии: 127Публикации: 194Регистрация: 07-11-2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)