Экономическое чудо родом из Бишкека

Какими ресурсами располагает глава государства, обещая стране процветание?

Садыра Жапарова избрали президентом Кыргызстана. За него отдали свои голоса более семидесяти процентов избирателей. Для будущего президента мятежной республики результат неожиданный. Жапаров сам признал, что рассчитывал на победу, но не с таким ошеломляющим для него результатом. В своей пресс-конференции по итогам выборов Садыр Жапаров поделился с кыргыстанцами своим видением ситуации в стране и возможными путями нормализации экономики. Перед ним стоит задача неимоверно трудная. За тридцать лет самостоятельности республика оказалась на задворках былого экономического благополучия.

Средняя заработная плата в стране составляет около 200 долларов США. Внешний государственный долг страны превысил четыре миллиарда долларов. Бюджет верстается с заметным дефицитом. Почти миллион кыргызстанцев вынуждены поддерживать свои семьи, работая в трудовой миграции, в основном в России. Ежегодно они переводят домой сумму, превышающую два миллиарда долларов. Это сопоставимо с расходной частью бюджета Кыргызстана. Республика остается аграрной страной. Обрабатывающая промышленность производит чуть больше 15 процентов ВВП. Основное промышленное производство даёт добыча золота. И почти половина населения страны занята сельским хозяйством и животноводством. При этом львиную долю продовольствия страна с населением шесть миллионов человек импортирует из-за границы.

Даже такой беглый анализ экономической ситуации говорит о том, что вновь избранному президенту Кыргызстана придется сильно попотеть, чтобы оправдать доверие избирателей. В прошлом диссидент Садыр Жапаров получил кредит доверия народа и, видимо, это последняя революция, которая поверила оппозиции.

Жапаров попытался нарисовать контуры будущего. Воздушных замков не рисовал. Честная откровенность нового президента подкупает. Придется потерпеть. Президент говорит, что есть возможность за ближайшие несколько лет избавить страну от внешнего долга. На выход из кризиса по мнению Жапарова нужно около трех лет. Проблемы копились 30 лет, и такой срок многим кажется нереальным. Не забудем, что страну революции трясут с завидной регулярностью, перечеркивая планы и начинания предшественников Жапарова. Хватит ли терпения у кыргызстанцев на политическую стабильность, вопрос риторический. Больная тема республики семейственность и клановость. Жапаров обещал не передавать власть в руки родных и друзей. Политические реформы в стране президент обещал завершить до первого июня. Это тема нового проекта Конституции, референдума по ней, в результате чего будет определена политическая реформа и новая структура власти. Жапаров заявил, что народу нужно решить природу президентского правления. Видимо, имеется в виду возможность стране стать парламентско-президентской.

Здесь начинается самое интересное. Говоря о необходимости выйти на новый уровень экономического развития, преодолеть кризис и повысить благосостояние своего народа президент любой страны должен представлять какими ресурсами он может располагать сегодня и какие экономические рычаги может задействовать. Понятно, что полагаться на собственные силы в условиях мирового кризиса было бы наивно. В границах единого государства, будучи одной из пятнадцати союзных республик Бишкек, тогда Фрунзе, мог рассчитывать на дотации и помощь центра. Самостоятельность далась Кыргызстану дорого. Причем недостатка внимания со стороны сильных мира сего государств он не испытывал. Но то было внимание, в котором сквозил собственный интерес и полное безразличие к судьбе народов центрально-азиатских стран. И все это изящно камуфлировалось резным фасадом словоблудия заботы о развитии демократии, свобод и желания видеть сильное независимое государство.

Американцы с первых дней обретения Кыргызстаном и другими центрально-азиатскими странами независимости, громко говорили о поддержке их суверенитета. Понятно, что главной задачей Вашингтона было оторвать бывших от влияния Москвы. Однако со временем в этом регионе прочно “застолбил” свои интересы другой не менее значимый игрок – Китай. У Соединенных Штатов Америки заметная аллергия на действия Пекина, который активно финансирует проекты в Кыргызстане, в частности в золоторудном производстве, вкладывается в развитие энергетики и дороги.

По большому счету американцы виноваты в этом сами. В начале девяностых много говоря о необходимости создавать альтернативную транспортную и энергетическую инфраструктуры в обмен на лояльность слова не держали. Американские концепции типа “Большая Центральная Азия”, “Большой Ближний Восток”, планы создания транспортного коридора “Новый шелковый путь” из Южной в Центральную Азию остались нереализованными и отнюдь не по вине стран Центральной Азии. Вашингтон заручился таким образом поддержкой и лояльностью республик, которые в ожидании реализации перспективных проектов позволили Штатам конкурировать с Пекином и без особых проблем наладить транзитный коридор для транспортировки американских грузов в Афганистан. Однако проекты остались на словах и бумаге.

Крючком со сладкой наживкой Вашингтон трясет в регионе до сих пор. Теперь он называется “С5+1”. Иными словами, пять стран Центральной Азии, плюс США, которые как бы декларируют свою исключительную роль в экономической и политической жизни региона. Однако за все тридцать лет истории независимости едва ли наберется с десяток действительно успешно реализованных проектов во благо стран Центральной Азии.

В середине прошлого года госсекретарь США Майк Помпео совершил вояж по региону, озвучив новую идею, во благо центрально-азиатских стран. Теперь речь идет о создании центрально-азиатского инвестиционного банка. Новая идея была озвучена в период президентства в США Дональда Трампа, который к региону в это время сильно охладел. Взяв курс на сворачивание военного присутствия в Афганистане, американская администрация, занятая внутренними экономическими, политическими и коронавирусными проблемами не проявляла заметной инициативы. Однако события в Бишкеке прошлой осенью, приведшие к власти в стране Садыра Жапарова говорят, что остыл, не означает – погас. Тем более, что сегодня новый хозяин Белого Дома с первых дней приступил к ревизии полученного внешнеполитического наследия, и нужно думать, что в самое ближайшее время пятерка стран Центральной Азии ощутит новый интерес к своему существованию. Идея инвестиционного банка, вероятно, получит второе дыхание и, казалось бы, здесь Жапарову карты в руки. Решить обещания за счет денежных вливаний нового межрегионального банка можно было бы, если не одно “но”.

Прошлогодний визит Помпео наглядно продемонстрировал, что для Вашингтонских стратегических интересов пятерка стран Центральной Азии не равнозначна. У него есть “любимчики”, которым он уделяет больше внимания. Не случайно госсекретарь США более насыщенные визиты нанес в Узбекистан и Казахстан. Не стоит сомневаться, что и новый инвестиционный банк будет ориентирован в первую очередь обслуживать интересы Ташкента и Hyp-Султана. Бишкек и Душанбе получат крохи. А Туркменистан со своей закрытостью и любовью Бердымухамедова всё держать под контролем, и не особо доверять американцам, в долговую кабалу полезет с большой осмотрительностью.

Словом, новому президенту Кыргызстана предстоит делать сложный выбор. Нужно возвращать долги, выполнять обещания народу республики, развивать экономику, и все это в жестком лимите времени и средств. Кто подставит Жапарову плечо? Богатых игроков в регионе много. Пекин и Москва рядом, Вашингтон далеко. У Китая стабильный интерес к региону. Не отказывается от желания поддерживать добрососедские связи с республиками и Россия. А у США, судя по последним событиям, свои трудности с наследием Трампа. К тому же, нужно ещё дождаться внятной позиции Вашингтона в отношении Центральной Азии. История с международным инвестиционным банком в рамках проекта “С5+1” невольно предлагает развитие сюжета. Почему обязательно “Плюс 1”? Почему не “Плюс 2” или даже “Плюс 3”. Есть ещё Дели и множество других стран не столь голословных как представители Госдепа США, и у которых интересы экономические, а не геополитические.

К тому же не стоит думать, что тридцать лет истории независимости Центральной Азии целиком повязаны на внешней помощи и инвестициях извне. Золото Кыргызстана, газ Туркменистана и Казахстана, экономика Узбекистана и Казахстана, логистические ресурсы всего региона способны при правильном раскладе сил и договоренностей позволить странам пятерки Центральной Азии самим родить экономическое чудо. В истории мира немало таких примеров. Кстати большинство из них родом из Азии.

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

tsurkangozhen

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 12-03-2021

Добавить комментарий