Деятельность польской “двуйки” против советской России в 1920-е годы

Изучая работу спецслужб Польши в период между двумя мировыми войнами, необходимо обратить внимание на то, что польская разведка, по сути, выросла из кадров ПОВ (польской организации войсковой) и создавалась бывшими деятелями польских подпольных организаций, вынужденными практически с нуля выстраивать разведывательный и контрразведывательный аппарат после развала Российской Империи.

С завершением советско-польской войны и подписанием Рижского мирного договора начинается этап реформирования Войска Польского и его организационных структур в направлении перехода на условия мирного времени. Декретом Пилсудского от 3 апреля 1921 года Верховное командование Войска Польского было ликвидировано, а входившие в его состав отделы передавались в ведение воссозданного Генерального штаба и Военного министерства. Приказом военного министра генерала Казимежа Соснковского от 22 июня 1921 года в сферу компетенции 2-го отдела Генерального штаба (“двуйка”) были отнесены все вопросы специальной, разведывательной, информационной деятельности польских вооруженных сил. На следующий день начальником Генерального штаба генерал-поручиком Владиславом Сикорским был подписан приказ, определяющий новую структуру 2-го отдела Генштаба и его задачи в условиях мирного времени. В их число входили: организация разведывательной, информационной деятельности, формирование и обучение кадрового состава отдела, информирование органов власти и военного управления, совершенствование форм и методов специальной деятельности, подготовка собственных мобилизационных планов на случай войны, контрразведывательное обеспечение Войска Польского и других государственных полувоенных формирований.

Стоит отметить, что Мирный договор 1921 года реального мира не принес. Стычки на границе происходили постоянно, периодически выливаясь в серьезные бои. Это объяснялось и тем, что не была проведена демаркация границы, и тем, что на территории Польши было сосредоточено внушительное количество белоэмигрантов, которых в своих операциях активно использовала польская разведка. Советские спецслужбы тоже не сидели сложа руки. Пришедшее на смену ВЧК Главное политическое управление (ГПУ) при НКВД проводило операции против ведущих белоэмигрантских группировок.

В то же время Москва пыталась наладить отношения с Варшавой. Делались попытки заинтересовать поляков культурными и экономическими связями, однако большого успеха в этом вопросе добиться не удалось.

Обстановка в отношениях между двумя странами оставалась взрывоопасной. С началом 1927 года последовала череда террористических актов против советских дипломатов за рубежом, а также иностранных дипломатов в Москве, к которым была причастна польская сторона.

7 июня 1927 года на вокзале в Варшаве был застрелен полпред СССР Петр Войков. Убийцей дипломата оказался девятнадцатилетний Борис Коверда, который во время Второй мировой войны будет служить в подразделении германской разведки – “Зондерштабе Р” Хольмстона-Смысловского. Он утверждал, что “убил Войкова за все то, что большевики сделали с Россией”. И в советской, и в эмигрантской прессе его характеризовали как монархиста. Однако реальность была совершенно другой. Коверда был белорусом по национальности и работал в редакции, выходившей в Вильно газеты “Белорусское слово”, издаваемой белорусским националистом Арсением Павлюкевичем, который в годы гражданской войны был одним из создателей националистического Временного белорусского совета. Именно с данным персонажем Коверда обсуждал планы теракта, и именно он дал Борису деньги на билет до Варшавы. Есть мнение, что Павлюкевич работал на польскую разведку. Вторым соорганизатором убийства Войкова был редактор выходившей в Вильно же газеты “Новая Россия”, бывший есаул Михаил Яковлев, в годы гражданской войны – командир прославившегося еврейскими погромами Волчанского отряда. От него Коверда получил оружие для теракта. Так же как и Павлюкевич, Яковлев сотрудничал с польскими спецслужбами. Во внутренних документах советской внешней разведки он фигурирует как человек, связанный с “двуйкой”.

Атаки на советских дипломатов продолжались и после этого вопиющего случая. 4 мая 1928 года в Варшаве Юрием Войцеховским было совершено покушение на советского торгового представителя Алексея Лизарева, а 5 марта 1932 года в Москве Иуда Штерн “по заданию некоторых польских граждан” обстрелял машину германского посольства. Ехавший в ней советник посольства фон Твардовский получил легкую рану в шею и более серьезную в кисть левой руки. Выяснилось, что Штерн хотел убить не фон Твардовского, а германского посла фон Дирксена, ошибочно полагая, что именно он находится в машине. Целью покушения было “вызвать обострение отношений между СССР и Германией и тем способствовать ухудшению международного положения СССР”.

Одновременно польская разведка развернула работу с позиций дипломатических, консульских торговых, конфессиональных и иных представительств в Киеве, Минске, Москве, Ленинграде, Харькове, Одессе и Тифлисе. По подсчетам польского историка Анджея Пеплоньского, в период с 1927 по 1939 годы на территории СССР под прикрытием польских коммерческих организаций и филиалов государственных структур работало 46 польских шпионских резидентур. Продолжительность их функционирования была различной – от нескольких месяцев до нескольких лет. Кроме того, польские спецслужбы стремились создать основу для постоянного сотрудничества с Румынией, Финляндией, Францией, прибалтийскими странами, а также весьма дальними на тот момент от европейских проблем, Японией и Соединенными Штатами. Так, в январе 1925 года в Хельсинки прошла конференция представителей специальных служб Польши, Финляндии, Эстонии и Латвии по вопросам форм и методов борьбы с коммунистическим влиянием. В последующие годы 2-й отдел Генерального штаба (с 1928 года – 2-й отдел Главного штаба Войска Польского) постоянно проводил консультации с органами военной разведки вышеназванных государств. Основные усилия были сосредоточены на содержании разведывательных резидентур, действовавших в этих странах. Наиболее сложно складывалось сотрудничество с финнами, так как в финском Генеральном штабе возрастало немецкое влияние. Несмотря на это в 1930 году капитан М. Ходацкий, военный атташе в Гелсингфорсе, подготовил проект польско-финского разведывательного сотрудничества, основанного на противодействии советской России.

В то же время значительную по объему работу вели номерные территориальные органы польской военной разведки – экспозитуры, дислоцированные в городах Вильно (№ 1), Варшаве (№ 2), Познани (№ 3), Кракове (№ 4), Львове (№ 5), Бресте (№ 6). Приказами начальника польской военной разведки определялись места дислокации, характер повседневной деятельности, объекты разведывательного изучения экспозитур. Их общие задачи были определены приказом военного министра генерала Казимежа Соснковского от 1 августа 1921 года. К ним относились:

– проведение разведывательных мероприятий в четко определенных зонах прикордона (глубина до 250 километров);

– разведывательное изучение воинских частей и соединений противника, объектов его военной инфраструктуры;

– учет и первичное изучение всех поступающих разведматериалов;

– проведение контрразведывательных мероприятий в отношении спецслужб противника, дислоцированных в прикордоне.

После ликвидации в 1926 году экспозитуры в Бресте крупнейшими территориальными органами 2-го отдела, проводившими разведку против соседних стран (СССР, Литвы, Чехословакии), стали экспозитуры № 1 в Вильно и № 5 во Львове.

Сотрудники данных филиалов формировали разведывательные сети для мирного и военного времени, создавали эмигрантские националистические организации и вооруженные формирования для последующего переноса их деятельности на советскую сторону, готовили взрывные устройства и контейнеры с отравляющими веществами, поддельные документы, а также вели так называемую “глубокую разведку”, дотягиваясь до Москвы и Ленинграда.

В 20-30-е годы XX века 2-й отдел Главного штаба Войска Польского представлял собой внушительную организацию, способную профессионально решать широкий спектр задач в области разведки, контрразведки и информационно-аналитической деятельности. И, тем не менее, советским чекистам, вопреки расхожим заблуждениям, занимавшимся не только борьбой с внутренними врагами революции, но и с врагами внешними, в частности с польской разведкой, удалось успешно противостоять активной агентурной работе поляков на территории бывшей Российской Империи в интересах увеличения территории Польши за счет территорий Украины и Белоруссии.

0

Автор публикации

не в сети 3 недели

pavarog

0
Комментарии: 0Публикации: 3Регистрация: 26-07-2019

Добавить комментарий

Закрыть меню
Яндекс.Метрика