Действия финской стороны во время Второй мировой войны

Сложно переоценить роль Финляндии во Второй мировой войне и, в частности, в событиях на восточном театре военных действий. Во многом именно активное экономические и военное содействие финской стороны определило успех наступления германских войск на Советский союз в первые годы войны. Еще до нападения на СССР финский Генеральный штаб активно сотрудничал с германским, договариваясь о поставках вооружений и строя планы совместных военных операций. Первые свидетельства присутствия германских войск в Финляндии появились еще в 1940 г. Разумеется, этот факт не остался незамеченным для советского руководства, и тема была поднята на переговорах наркома иностранных дел В.М. Молотова с Гитлером, которые состоялись 12-14 ноября 1940 г., однако германская сторона сослалась на то, что немецкие части находились в Финляндии транзитом по пути в оккупированную Норвегию. На самом же деле Рейх уже тогда готовил себе на финских территориях еще один плацдарм для нападения на Советский Союз с севера.

Начиная с 1940 г. германские ВВС активно использовали финские аэродромы для разведывательных, а в последствии и бомбардировочных вылетов, а финские порты были предоставлены для базирования немецких легких боевых кораблей. В обмен на это германия снабжала финскую армию тяжелым вооружением и военной техникой. До первого января 1941 г. немцы поставили финнам 327 артиллерийских орудий, 500 противотанковых ружей, 150000 противопехотных мин и 53 истребителя. Не остались в стороне и американцы: еще в довоенный период Финляндия получила от США 232 артиллерийских орудия. Сотрудничество между новоиспеченными союзниками шло также и в экономическом направлении. Уже с января 1941 г. 90% внешней торговли Финляндии было ориентировано на Германию. А к июню того же года Финляндия провела скрытую мобилизацию своих войск, окончательно утвердившись в намерении воевать Союзом на стороне Германии.

В то же время хитрые суоми до последнего зондировали почву и о своей готовности выступить против Союза заявили лишь после того, как финское руководство окончательно убедилось, что перевес в силе находится на стороне германской армии. Финны хорошо усвоили урок 40-го года и не спешили ввязываться в новую войну, предпочитая сначала получить гарантии успеха. Потерявшая значительную часть своих территорий в “Северной войне”, Финляндия жаждала реванша и нуждалась в победоносной кампании, а не очередной военной авантюре.

По этой же причине финская сторона в лице президента Ристо Рюти и фельдмаршала Карла Густава Эмиля Маннергейма поставила Гитлеру условие, что Финляндия вступит в войну лишь после того, как СССР сам на нее нападет. Однако ждать долго не пришлось: откровенно провокационные действия германской армии, осуществляемые против Союза с финской территории, стремительно разрушали хрупкое перемирие между странами, делая военный ответ со стороны СССР лишь вопросом времени. Так 21 июня 1941 года германские военные корабли, базировавшиеся в финских портах, выставили минные заграждения в Финском заливе, а немецкие самолеты установили мины напротив рейда Кронштадта, дозаправившись на обратном пути в Финляндии. А уже 22 июня финская сторона сама нарушила нейтралитет и провела ремилитаризацию Аландских островов, высадив на них свои войска, а также блокировав советскую базу на полуострове Ханко. Это вызвало закономерную реакцию со стороны СССР, и советские ВВС провели бомбардировку финской территории, что дало финнам повод заявить о “неспровоцированной агрессии”. 25 июня Финляндия официально объявила о вступлении в войну против Советского Союза.

Безусловно для Финляндии участие во Второй мировой войне было скорее вторым раундом в “Северной войне”, чем отдельной военной кампанией. Так называемая “Война-продолжение” была целенаправленно развязана Финляндией под лозунгами “восстановления справедливости” и “возвращения утраченных территорий”, которые маннергеймовская пропаганда методично вливала в уши международной общественности и собственного населения. Однако уже тот фак, что финские войска вышли далеко за пределы Советско-Финской границы 1939 года, оккупировав значительную часть территории Карелии с Петрозаводском, а также часть Ленинградской области, свидетельствует о том, что Финляндия намеревалась не просто вернуть утраченное, но и значительно расширить собственные территории, захватив часть советских земель. И уж никак нельзя обойти вниманием ту роковую роль, которую финские войска сыграли в организации блокады Ленинграда.

Начиная с 1941 года Финляндия вела согласованные боевые действия с Германией, методично оттесняя советские войска с севера. Так наступление на реку Свирь было частью совместного с немцами плана и имело конечной целью встречу с немецкими войсками и замыкание полной блокады Ленинграда. Если бы финские войска, как и планировалось, соединились с немецкими войсками между Ладожским и Онежским озером, это замкнуло бы второе кольцо блокады и дороги жизни, спасшей город от полного уничтожения, просто не было бы.

Тем не менее, финская сторона в лице маршала Маннергейма, отказалась от совместного с немцами наступления на Ленинград. В связи с этим родился нелепый миф о благородстве финнов и в частности самого Маннергейма, якобы не желавших разрушения города и потому намеренно упустивших возможность окончательно задушить Ленинград. На самом же деле причин было две, и основная из них заключалась в том, что финской армии попросту не хватало сил и средств для штурма города. Мобилизация значительной части населения (порядка 17.5%) привела к резкому падению уровня производства в стране – поставки из Германии лишь частично спасали ситуацию. Кроме того, за время военной кампании 1941 года потери финской армии составили около 21 тысячи человек, что на две тысячи превысило потери в Советско-Финской войне. На фоне отчаянного сопротивления Красной армии, упорно удерживавшей юго-восточный берег Ладоги и остановившей стремительное продвижение финских войск в Карелии, а также непоколебимости самих ленинградцев, столь значительно ослабление армии делало штурм города недоступной роскошью для финского командования. Однако этот факт не умаляет роли Финляндии в организации блокады: именно участие финской армии сделало эту трагедию, обернувшуюся гибелью сотен тысяч советских граждан, возможной, и именно с финских аэродромов вылетали немецкие самолеты, до последнего дня блокады бомбившие “Дорогу жизни”.

Еще одним мифом является утверждение о хорошем отношении финнов к населению оккупированных территорий. В действительности же многочисленные источники свидетельствуют о том, что на оккупированных территориях финские власти устанавливали жесткий режим, направленный на подстрекание карельского населения к сепаратизму, насаждение русофобии, разжигание межэтнической ненависти между карелами и русскими, а также угнетение и дискриминацию последних. К примеру, финская пропаганда активно убеждала карелов, которых считала этнически близким к финнам народом, в том, что одной из причин выступления Финляндии против Советского Союза якобы было освобождение карельского населения от большевистского гнета. С этой целью в захваченных населённых пунктах незамедлительно проводились общие собрания и распространялись пропагандистские газеты и листовки. Националистический подтекст фактически составлял ядро политики финской стороны в отношении населения оккупированных территорий. При этом финны активно перенимали немецкий подход к решению национального вопроса. Так в оккупированной финнами Карелии действовало 17 концлагерей и “спецтюрем”, отдельно 7 лагерей функционировало в Петрозаводске, куда в годы войны было сослано практически все русское население захваченных территорий. В одном только концлагере №6 держали 7000человек, в том числе и детей. И лишь в 1944 году Красной армии удалось осуществить контрнаступление на советско-финском фронте, отбросив финнов от Ленинграда и освободив Карелию от оккупации. 20 июня советские войска взяли Выборг, а уже 28 июня освободили от финнов и Петрозаводск. После этого обе стороны перешли к обороне.

В то же время одновременное поражение немецких войск под Ленинградом, а также стремительно набирающее темпы контрнаступление Красной Армии, подтолкнули Финляндию к заключению сепаратного мира с СССР. После отставки Ристо Рюти, занявший пост президента Финляндии Маннергейм подписал договор о перемирии в Москве 19 сентября, согласно которому финны были вынуждены не только вернуться к новой границе, установленной после их поражения в “Северной войне”, но и выступить против своего бывшего союзника, Германии. Наряду с этим договор предусматривал выплату репараций Советскому Союзу, а также суд над правителями, втянувшими Финляндию в войну против СССР. А окончательный Мирный договор между двумя странами был подписан в рамках Парижской мирной конференции в 1947 году.

Политика Финляндии во Второй мировой войне, и как участника боевых действий, и как субъекта международных отношений, является примером искуснейшего лавирования маленькой страны в противостоянии военных сверхдержав того времени. Однако это ничуть не умаляет деструктивного вклада финской стороны и не оправдывает преступлений финской армии, совершенных по отношению к советскому народу. Военные преступления не имеют срока давности, а такие из них, как геноцид других народов и истязание и уничтожение мирного населения государства-противника, не подлежат оправданию или забвению.

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

pavarog

0
Комментарии: 0Публикации: 5Регистрация: 26-07-2019

Добавить комментарий

Закрыть меню
Яндекс.Метрика