0

Донбасс отложил автоматы и снова дает угля

«ГРАБАНУЛИ ТУТ ПО ПОЛНОЙ»

… В административном корпусе шахты №22 «Коммунарская» вовсю шпаклюют стены, кладут новую плитку, ставят двери, туда-сюда снуют люди.

А ведь когда я был здесь два месяца назад, все было совсем по-другому: здание было полностью выгоревшим. Огонь был такой, что обгорели елки на улице.

Пожар возник не просто так: здесь больше месяца квартировались «доблестные» войска Порошенко, которые перед своим уходом и пустили «петуха». А перед этим основательно пограбили шахту.

— Все медные кабели были вырезаны, все сейфы вскрыты, компьютеры, все инструменты, трансформаторы, отбойные молотки – грузовиками вывозили, — вспоминает заместитель главного инженера шахты №22 Александр Ковшевный. — И два «КрАЗа» наших тоже нагрузили нашим же добром и увезли. Бульдозер еще прихватили зачем-то, потом бросили его вон за поселком… Грабанули по полной… Давайте окна откроем, душно очень.

— А зачем так топите, угля девать некуда?

— А мы уже давно приспособили свою котельную под газ, который в пластах скапливается, — видно, что этим ноу-хау Александр Петрович очень гордится. – Все обычно его в атмосферу выпускают, или сжигают, а мы — на обогрев! Видите – как кочегарит!

Виктор ГУСЕЙНОВ
Руководство предприятия утверждает, что украинские войска разграбили шахту.
Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

РАЗГРОМ

Последние месяцы рабочие шахты вспоминают с содроганием. Фронт был все ближе, люди добирались на работу под бомбежками. А 16 августа сюда вошли украинские военные. Шахтерам пришлось окончательно покинуть «Коммунарскую», остановив насосы. Полуторакилометровые стволы шахты начали заполняться водой…

— Не, эти еще нормальные были, кадровые военные, — дружно говорят рабочие. – Вежливо себя вели. Правда, на своей волне. Лейтенант один все интересовался: «Вас тут сепары не обижали?» И расстраивался очень, когда мы отвечали: «С чего им нас обижать? Это люди, с которыми мы жизнь прожили вместе… Это вы тут непонятно откуда взялись». А потом они ушли и взамен появились нацгвардейцы. И тут началось…

Рабочие вернулись на шахту лишь 21-го сентября. Увиденное ужаснуло.

— Мужики взрослые слезы сглатывали, глядя на то, что осталось от шахты, — говорят шахтеры. – Полный разгром…

Виктор ГУСЕЙНОВ
Больше всего проблем шахтерам доставили нацгвардейцы.
Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Тогда, в сентябре, мы, корреспонденты «Комсомолки», тоже видели все это своими глазами: уничтоженные здания, повсюду – оскорбительные, в майданном стиле надписи… Террикон, где у украинских вояк был наблюдательный пункт, завален бутылками из-под спиртного… Расстрелянные галереи, по которым уголь приходил из забоев, скрипели на ветру рваным железом… Уничтоженная техника, вон там бульдозером врезали по отопительным трубам, а на рельсах по-прежнему стоит сгоревший тепловоз. Нагадить по максимуму перед отступлением, вывести все из строя – это давно стало фирменным стилем украинских боевиков, почему-то именующих себя гвардией…

Но самое большое потрясение ждало людей когда на лесоскладе обнаружили 4 чуть прикопанных трупа местных жителей. Они не были ополченцами, и были расстреляны за симпатии к ДНР… Стволы шахты оказались заминированы. Но с этим саперы ополчения быстро справились.

— Большой ущерб? – спрашиваем у Ковшевного.

— Мы до 100 миллионов гривен досчитали (около 300 млн. руб. — Авт.). И бросили — дурное это занятие. Упущенную выгоду даже в расчет не брали…

— Кстати, про выгоду: в Киеве все говорят, что шахты в Донбассе убыточны, и если бы не дотации из бюджета Украины, шахтеры давно бы по миру пошли…

Вокруг нас смеются:

— Ага! А олигархи-дураки в свое время передрались между собой, желая урвать побольше «убыточных» шахт. Сами-то верят в эту ерунду?

Виктор ГУСЕЙНОВ
Шахтер «Коммунарской».
Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА БЕЗ ЗАРПЛАТ

Ковшевный проводит для нас экскурсию по шахте, не скрывая радости: 2 участка по добыче угля из 4 уже запустили.

— Вы не представляете, какой энтузиазм был, — восторгается он. — Как узнали, что «освободители» ушли, сразу все на родную шахту приехали. Без денег восстанавливали, радовались, что снова работа будет. И уже 1 ноября дали первый уголь! Сейчас 2 тысячи тонн в сутки выдаем, правда до войны было 4 тысячи…

В кабинете аэрогазового контроля следят за мониторами: там данные о концентрации метана в каждой выработке.

— Если выше предельной, отключаем все, чтоб искры не было, — объясняют операторы. – И шахтерам звоним.

— Раньше у нас современная АТС была, — добавляет Ковшевный. – Сгорела. Хорошо, что старый коммутатор не выбросили в свое время. Связь сейчас, как в фильмах про революцию: «Алло! Барышня, соедините…» И та тыкает штекерами…

Виктор ГУСЕЙНОВ
Много оборудования сгорело или вывезено. Работать теперь стало ещё сложней.
Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Конец рабочей смены. Мы заходим в ствол. Транспортная лента только что везла на поверхность уголь, теперь — много-много ярких приближающихся точек — это возвращаются шахтеры. Они спрыгивают с доставившей их с глубины 600 метров ленты, щурятся от дневного света. Уставшие, чумазые, но, удивительное дело – довольные лица. Прямо как в советском кино, где человек труда ощущал свою значимость. Многочисленной армии офисных работников, уходящих домой с кислыми минами, этого не понять…

Грустнеют горняки лишь когда говоришь с ними о зарплате, которую они не видели 4 месяца. Все это время жили за счет старых запасов, погребов. С деньгами все очень сложно. Уголь, который добывают здесь, — очень нужен. Его по-прежнему забирает тепловая электростанция из Старобешево, но она входит в «Донбассэнерго», а та, в свою очередь — в энергосистему Украины. Все закольцовано и взаимосвязано, как кровеносные сосуды. Часть энергии уходит на Украину. И расплачиваться с шахтерами должны оттуда. Но все украинские банки по прихоти Киева из ДНР ушли. Тем более, что недавно Порошенко вообще распорядился сбросить эти шахты с баланса страны и вывезти оборудование. («Пусть приезжает, забирает – встретим!» — задорно говорят здесь.) Так что придется как-то договариваться. Шахтеры тем временем, остаются без денег, но, несмотря на это, снова и снова уходят в забой.

«ЕЩЕ ЗАЖЖЕМ!»

Выкручиваются, как могут. Недавно вот в теплицы попросили по бартеру 50 тонн угля. Значит, в счет зарплаты будет лук, морковка, картошка.

— Еще уголь берем в счет зарплаты, — спокойно рассуждает паренек в курилке, недавно вышедший из забоя. – И сами продаем. При этом любой наш шахтер продолжает получать бесплатно 6 тонн угля в год для своих нужд.

— Тяжело, конечно, но перебьемся, вон что пережили, — добавляет Саша, недавно вернувшийся на родную шахту. Как и тысячи других горняков Донбасса, летом он сменил отбойный молоток на автомат и пошел в ополчение. В составе бригады «Кальмиус» успел повоевать и в родном Шахтерске, и в донецком аэропорту.

— Теперь вроде таких боев нет, ополчение окрепло, я и обратно пришел, но если понадобится – снова за автомат, — заканчивает он свою простую и типичную историю.

— А за что воевал?

— Ну как? – удивляется он. — За дом свой, за землю, за эту шахту! И погибали за это. Мы — шахтеры, почти у каждого здесь и деды шахтерами были, и отцы!

… На автобусной площадке собираются уже отмывшиеся от угля люди. Молодежь веселится, а бывалые шахтеры нет-нет, да и кинут взгляд на здоровую красную звезду, что высится над одной из галерей. В прежние годы была традиция: когда шахта перевыполняла госплан, она загоралась, и каждого пацана в округе, наблюдавшего яркую звезду, распирало от гордости за отцов-шахтеров. Довольны были и жены: горит звезда на шахте — мужья будут с премиями… Сейчас звезда, понятно, не горит.

— Зажжем еще, мужики, обязательно зажжем! – не теряют духа горняки. – Это ж Донбасс, мы по-другому не можем!

Источник

0

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Cub

Cub 4
Комментарии: 412Публикации: 200Регистрация: 07-11-2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)